Научные Исследования За Деньги

Содержание
  1. Как заработать на статистических исследованиях для учёных по всему миру — Офтоп на vc.ru
  2. Собрали конструктор
  3. Без автоматизации никуда
  4. Это не в космос лететь
  5. Машинное обучение и нейросети
  6. Как заработать на науке – время других стартапов | Rusbase
  7. Британский подросток заработал £48 тысяч, давая имена китайским детям
  8. Хождение по наукам: как заработать молодому ученому
  9. Одним пальцем
  10. Корпорации двигают инновации
  11. Наука конкурирует за людей
  12. Дотянуться до звезд
  13. 6 легальных способов заработать на собственном теле
  14. Сколько можно заработать
  15. Обед или его компенсация
  16. Выходные
  17. Ежегодные выплаты
  18. Как стать донором
  19. Как заработать на статистических исследованиях для учёных по всему миру — Офтоп на vc.ru
  20. Собрали конструктор
  21. Без автоматизации никуда
  22. Это не в космос лететь
  23. Машинное обучение и нейросети
  24. Как заработать на науке – время других стартапов | Rusbase
  25. Британский подросток заработал £48 тысяч, давая имена китайским детям
  26. Хождение по наукам: как заработать молодому ученому
  27. Одним пальцем
  28. Корпорации двигают инновации
  29. Наука конкурирует за людей
  30. Дотянуться до звезд
  31. 6 легальных способов заработать на собственном теле
  32. Сколько можно заработать
  33. Обед или его компенсация
  34. Выходные
  35. Ежегодные выплаты
  36. Как стать донором
  37. Как заработать на статистических исследованиях для учёных по всему миру — Офтоп на vc.ru
  38. Собрали конструктор
  39. Без автоматизации никуда
  40. Это не в космос лететь
  41. Машинное обучение и нейросети
  42. Как заработать на науке – время других стартапов | Rusbase
  43. 25 стартапов 2016 года, которые могут стать миллиардерами
  44. Скоро каждый сможет создать собственную нейросеть
  45. Как стартапы могут использовать данные, чтобы стать умнее
  46. Как венчурный инвестор видит рынок виртуальной и дополненной реальности
  47. Я превратил двухнедельную подработку в успешный стартап
  48. Британский подросток заработал £48 тысяч, давая имена китайским детям
  49. Хождение по наукам: как заработать молодому ученому
  50. Одним пальцем
  51. Корпорации двигают инновации
  52. Наука конкурирует за людей
  53. Дотянуться до звезд
  54. 6 легальных способов заработать на собственном теле
  55. Сколько можно заработать
  56. Обед или его компенсация
  57. Выходные
  58. Ежегодные выплаты
  59. Как стать донором
  60. Как заработать на статистических исследованиях для учёных по всему миру — Офтоп на vc.ru
  61. Собрали конструктор
  62. Без автоматизации никуда
  63. Это не в космос лететь
  64. Машинное обучение и нейросети
  65. Как заработать на науке – время других стартапов | Rusbase
  66. 25 стартапов 2016 года, которые могут стать миллиардерами
  67. Скоро каждый сможет создать собственную нейросеть
  68. Как стартапы могут использовать данные, чтобы стать умнее
  69. Как венчурный инвестор видит рынок виртуальной и дополненной реальности
  70. Я превратил двухнедельную подработку в успешный стартап
  71. Британский подросток заработал £48 тысяч, давая имена китайским детям
  72. Хождение по наукам: как заработать молодому ученому
  73. Одним пальцем
  74. Корпорации двигают инновации
  75. Наука конкурирует за людей
  76. Дотянуться до звезд
  77. 6 легальных способов заработать на собственном теле
  78. Сколько можно заработать
  79. Обед или его компенсация
  80. Выходные
  81. Ежегодные выплаты
  82. Как стать донором
  83. Узнайте больше Источник: https://Lifehacker.ru/zarabotok-na-sobstvennom-tele/

Как заработать на статистических исследованиях для учёных по всему миру — Офтоп на vc.ru

Научные Исследования За Деньги
Научные Исследования За Деньги

История развития сервиса для обработки данных Statzilla.

Екатерина Власенко открыла компанию Statzilla 2,5 года назад после учебы в Европе. Оказалось, что в Ростове-на-Дону (да и не только) анализ и статистическая обработка данных для научных исследований и бизнеса востребованы на высоком уровне.

Появился онлайн-сервис, который в течение минуты готовил статистические отчёты для различных исследований. “Мы хотели в меру своих возможностей повысить качество российской науки в мире. У нас не было цели делать бизнес ради бизнеса”, – признаётся Екатерина Власенко.

Но бизнес принёс деньги: прибыль за два года составила 2 миллиона рублей. Как у неё это получилось?

Екатерина Власенко

Собрали конструктор

К созданию бизнеса Екатерину Власенко подтолкнуло международное образование в сфере менеджмента в магистратуре CEMS MIM. Власенко была вдохновлена тем, как её ровесники в Европе с лёгкостью открывают своё дело и занимаются тем, что им действительно нравится.

Идея для бизнеса появилась благодаря коллеге по научной работе — Святославу Заруцкому (теперь он соучредитель компании). Он тоже экономист-математик. «У нас один научный руководитель, мы часто виделись на общих встречах.

Пока я училась в магистратуре, он работал в Ростовском медицинском университете: делал статистический анализ для медицинских исследований. Стало ясно: ситуация с обработкой данных в медицине плачевная, с этим надо что-то делать.

Так как мне всегда был интересен анализ данных, мы решили реализовывать это вместе», — рассказывает Власенко.

Сначала помогали делать аналитику медикам на проектной основе. После 40 выполненных задач в сфере медицины, биологии и психологии поняли, что многие процессы можно автоматизировать и начали разработку онлайн-сервиса. Cтруктурировали всевозможные аналитические задачи исследователей в медицине и свели обработку данных к конструктору: составлению отчета из ряда готовых компонентов.

«То есть мы и себе упростили работу над заказами, и для неспециалистов сделали такую обработку доступной за счет простого интерфейса», — объясняет Екатерина.

В июле 2015 года она зарегистрировала ИП и вместе с Заруцким открыла агентство по анализу данных. Главным продуктом компании стал онлайн-сервис по подготовке статистического отчёта для различных исследований в течение минуты. Офис в коворкинге получили бесплатно, сайт делали внутренними ресурсами.

Без автоматизации никуда

Как работает сервис Statzilla

Через два месяца после открытия партнёры увидели, что потребность в быстрой обработке данных у исследователей довольно большая.

«Каждый клиент, который к нам обращался, просил сделать всё „еще вчера“, потому что обработка данных, хотя и трудоемкий процесс, но это только часть исследования, результаты нужно интерпретировать» , — вспоминает Екатерина Власенко.

«Ручной» труд аналитиков должен был уйти в прошлое, была нужна автоматизация. В команду взяли четырёх программистов.

«Прелесть IT-стартапов состоит в том, что больших вложений вначале не требуется. Мы начинали работать на проектной основе, поэтому окупались с первого дня, — говорит Власенко. — Все, что зарабатывали (за исключением затрат на еду, конечно), вкладывали в разработку сервиса, оплату услуг программистов».

Почти сразу соучредители Statzilla столкнулись с первой проблемой — было сложно найти доступный канал для продвижения онлайн-сервиса. Продвижение через конференции, лекции и другой образовательный контент давало результаты, но было трудозатратным.

«Пока спрос нас находит сам. Специальных маркетинговых усилий мы не прикладываем, по мере возможности рассказываем о сервисе на мероприятиях. А вот масштабируемые каналы продвижения (контекстная реклама, SMM) пока до сих пор не настроили, как следует», — признаётся Екатерина.

Онлайн-сервисом и статистическими услугами компании пользуются исследователи (медики, биологи, психологи) от студентов до докторов наук как в частном порядке, так и в составе исследовательских центров и институтов.

Конкуренты онлайн-сервиса Statzilla — это частные специалисты по статистике, которые проводят аналитику с использованием пакетов статистического анализа, а текст пишут вручную. Их работа идёт существенно медленнее и стоит дороже. Косвенные конкуренты — это сами пакеты для обработки данных (Statistica, SPSS, Matlab и т.д.). Но все они требуют от пользователя знания статистики и математики.

«Мы создаём сервис, который доступен неспециалисту. К тому же мы единственные в мире, кто не просто реализует расчёты, но и предоставляет на их основе связный текст — выводы о данных (например, „в этой группе исследования наблюдаются статистически значимо повышенные значения такого-то показателя“, а исследователь уже сам объясняет, почему такое может быть)», — говорит Власенко.

Всю прибыль за два года — 2 млн рублей — реинвестировали обратно в развитие. Это было порядка 200 заказов по аналитике для науки (в том числе расчеты для более, чем 50 диссертаций) и 11 бизнес-проектов (в Statzilla почти сразу оказывали услуги по анализу данных и машинному обучению).

Потребности рынка в сервисе Statzilla (по подсчётам самой компании):

  1. Российские ученые, проводящие исследования в частном порядке, — медики, биологи, психологи, социологи — 1,4 млрд рублей (Оценка сделана на основе известного числа защит диссертаций по данным областям и среднего по рынку чека на анализ данных)
  2. Зарубежные ученые — больше 1 млрд долларов
  3. Российские медицинские исследовательские центры, кафедры медицинских вузов, НИИ. — 429 млн рублей.

Это не в космос лететь

Statzilla решает задачи для бизнеса

Исследования компании имеют не только научную ценность, но и практический смысл. Для медицинских целей команда Statzilla провела исследование, которое позволило сокращать издержки и риски для пациента.

Например, в урологии есть заболевание, для диагностики которого сейчас требуется отдельная операция.

А предиктивная экспертная система Statzilla позволила определить пациентов, у которых по клиническим показателям такое заболевание крайне маловероятно, и для них уже не нужно делать эту диагностическую операцию.

Большую часть дохода компании (70%) приносят как раз b2b-проекты. Для одного клиента прогнозировали вероятность покупки на сайте. Сначала клиент, как это часто бывает, просто хотел решить глобальную проблему — повысить конверсию посетителей сайта, и, как следствие, прибыль.

«Именно такой подход мы и любим, — говорит Святослав Заруцкий. — Когда нам дают конечную задачу, а вот методы ее решения уже на нас. У нас был похожий кейс:заказчик тоже хотел повысить продажи, но сам предлагал и контролировал методы исследования.

До решения в итоге мы не добрались».

Чтобы найти решение, нужно понимать, что покупатели на сайте не будут сильно отличаться от «непокупателей» по отдельным факторам. Такое почти невозможно. Различие — это комбинация всех факторов, многофакторная модель или дерево решений. «Методы для науки и бизнеса — одни и те же. Мы не изобретаем велосипеды», — говорит Заруцкий.

Была типичная задача — прогноз вероятности — в данном случае покупки.

То есть для бизнеса целевой показатель тут — покупка, для медицины Statzilla cтроила точно такие же модели, но целевой показатель там — выздоровление пациента. То есть это был не запуск ракеты в космос.

И в том, и в другом случае Statzilla строит математическую модель, в которой участвуют факторы, которые связаны с покупкой/выздоровлением.

Сначала исследователи пытались понять, по каким факторам покупатели статистически значимо отличаются от «непокупателей». Весь процесс занял 2 месяца: нужно было рассмотреть все факторы, влияющие на покупку.

Для этого вникали во все этапы, через которые проходит клиент на сайте.

Анализировали время, проведенное на сайте, число отправленных сообщений в чате поддержки, характеристики профиля клиента на сайте (есть ли фото, телефон), сколько фотографий у клиента в соцсетях, в каких он состоит группах, какие слушает аудиозаписи.

Использование такой модели предсказания вероятности покупки каждого нового посетителя сайта позволило повысить конверсию в 2 раза. Заказ стоил несколько сотен тысяч рублей.

сложность была связана с тем, чтобы перейти от неточно сформулированных задач к точно сформулированным задачам анализа данных. И чтобы перейти от точных результатов анализа данных к их объяснению заказчику. «Но и это совпадает со сферой науки, — говорит Заруцкий.

— На удивление ученый, ставящий эксперимент, также очень часто не понимает, что же он хочет оценить, посчитать, сравнить».

Машинное обучение и нейросети

Компания также помогает сегментировать покупателей — это инсайт для маркетологов. «В отличие от классической и уже малоэффективной стратификации по полу, возрасту, мы делим сегменты потребителей по ряду более детальных характеристик. Это дает возможность более точной, целевой настройки рекламы и, как следствие, более низкой цены клика/показа», — делится Екатерина Власенко.

Партнёры уверены, что по этой услуге конкурентов можно пересчитать по пальцам: «Это довольно уникальные задачи.

Подобные услуги могут предложить лишь московские компании, занимающиеся машинным обучением.

Маркетинговые компании с классическим подходом анализируют сегменты, но они не предлагают математических моделей, которые в режиме реального времени дают оценку вероятности покупки для клиента».

Екатерина признаётся, что у компании есть сложности с кадрами.

«При всей популярности анализа данных и шумихи вокруг таких явлений как машинное обучение и нейросети, у нас нет хороших образовательных программ и соответственно нет специалистов.

Есть, правда, много ребят, посмотревших пару образовательных курсов на , Coursera, но этого, мягко говоря, недостаточно. Поэтому выращиваем пока все компетенции внутри компании», — рассказывает Екатерина.

В Statzilla принимают аналитиков с уже базовым знанием классической математической статистики. Затем проводят внутреннее обучение по статистической обработке для погружения в специфику медико-биологических исследований.

Новичков загружают практикой с первого дня — принцип «learn by doing».

Дальше сотрудник выбирает наиболее интересное ему направление — классический статистический анализ или машинное обучение, и его подключают к таким проектам.

«Наша основная трудность кроется в маркетинге, — считает Власенко. — Наша целевая аудитория не подозревает, что есть простое решение их проблемы, и не ищет это в поисковиках. Рынок не всегда оказывается готов к сильно инновационному решению, как наше. Но у нас часто заказывают исследования во второй раз одни и те же клиенты: им нравится».

Молодая компания уже занимала призовые места в конкурсах «Молодой инноватор года 2015», «Эврика 2016», а в 2017 году стала победителем Национальной премии «Бизнес-Успех». Но развитие продолжается. Новое направление — это автоматизация маркетинговых исследований.

В маркетинге используют те же самые методы статистической обработки данных, что и в медицине, биологии. Это перспективно, потому что те агентства, которые не просто считают арифметическое среднее, а делают именно статистический анализ, выигрывают на фоне конкурентов.

Компания только хочет тестировать этот рынок. «Ну и само собой, мы бы хотели выйти за рубеж, — добавляет Екатерина.

— Сначала мы думали, что такой проблемы нет за рубежом, но за время моей поездки в США по программе для российских предпринимателей я выяснила, что там существуют те же самые потребности». Продавать на иностранных рынках планируют дороже.

Например, час работы статистика в США стоит $200. Сервис переводят на английский язык, чтобы так же запустить тесты на новом рынке.

Источник: https://vc.ru/flood/28258-kak-zarabotat-na-statisticheskih-issledovaniyah-dlya-uchenyh-po-vsemu-miru

Как заработать на науке – время других стартапов | Rusbase

Научные Исследования За Деньги

Долгие годы венчурным инвесторам было гораздо проще вложиться в мобильное приложение, чем в научный проект. Однако сейчас все изменилось. О том, почему время научных стартапов настало именно сейчас, и что делать будущим предпринимателям из научной среды рассказала Гульнара Биккулова, заместитель генерального директора РВК.

Как заработать на науке – время других стартапов Гульнара Биккулова

Несколько лет назад слово «стартап» в России прочно ассоциировалось только с интернет-проектами. Большинство сделок на венчурном рынке совершались непрофессиональными инвесторами, для которых веяния моды были важнее, чем разумная оценка окупаемости проекта.

Инвесторам было проще вложиться в мобильное приложение, чем оценивать комплексные риски научных проектов. Сегодня рынок, наконец, созревает для работы с более консервативными секторами экономики.

Одной из главных открытий в российской инновационно-венчурной экосистеме за последнее время: проекты из области фундаментальной науки могут приносить деньги своим создателям.

https://www.youtube.com/watch?v=HTZFN85EzDQ

Под влиянием импортозамещения и с приходом на рынок корпоративных инвесторов волна предпринимательства дошла до тех отраслей, где заниматься технологическими проектами было невыгодно. Со стороны венчурных инвесторов и корпораций обозначается спрос на такие стартапы.

Это зарождающийся тренд.

Изменения не очень заметны в финансовом эквиваленте, но в обзоре российской венчурной индустрии за 2015 год в секторе биотехнологий было отмечено увеличение числа сделок с 6 до 39 по сравнению с предыдущим годом, а количество сделок в промышленной сфере выросло с 10 до 15. В рамках акселератора GenerationS, который проводит РВК, мы тоже наблюдаем эту тенденцию: ежегодно самыми популярными по числу заявок становятся промышленное, биотехнологическое и медицинское направления.

Развитию научных, промышленных, медицинских стартапов способствует ряд причин:

  1. Во-первых, постепенно наполняется жизнью инфраструктура: технопарки, бизнес-инкубаторы, акселераторы. В российских университетах также появляются программы по коммерциализации научных разработок.
  2. Во-вторых, появляются профессиональные инвесторы, которые готовы работать с проектами реальной экономики и разбираются в узких темах.
  3. В-третьих, реализуются программы господдержки научных проектов. У предпринимателей появляется осознание того, что они развивают свои проекты не в одиночку.

Наконец, важный стимул для научного предпринимательства – это идейный кризис в традиционном корпоративном мире. Мир меняется, становится более конкурентным, все находятся в состоянии поиска идей и проектов. Инновационная экосистема во многом формируется из экспериментов людей, достигших карьерного потолка.

К решению создать свой бизнес приходят и ученые, и предприниматели, и сотрудники крупных компаний. Для многих это реальная возможность творчески заниматься тем, что им интересно.

Кроме того, сегодня на российском рынке в сфере инноваций сформировалась достаточно комфортная среда с высоким интеллектуальным уровнем всех участников, где принято поддерживать тех, кто рискует инвестировать или создавать свой бизнес.

Неслучайно то, что происходит в венчурной отрасли, иногда называют «инновационной песочницей». Так описывают не только масштаб проекта, но и специальные, комфортные условия его реализации.

Одна из важных задач РВК – показать людям с перспективными идеями, что есть возможность заработать на науке. Людям с научно-техническими компетенциями необходимо получить навыки построения бизнес-плана, маркетинговой стратегии, линии защиты интеллектуальной собственности, узнать об инструментах государственной поддержки, поиске потенциальных партнеров и заказчиков.

Если тезисно отвечать на вопрос, что делать будущим предпринимателям из научной среды, можно дать следующие советы:

  • Пробуйте разные стратегии. Всегда сложно сделать первый шаг, но нужно помнить, что сфера инноваций дает большую свободу в выборе разных карьерных и жизненных траекторий, предоставляя возможность использовать прежде всего интеллектуальный и креативный потенциал. Можно стать собственником бизнеса, войти в команду существующего стартапа в качестве сотрудника или консультанта, стать отраслевым экспертом для инвесторов и стартапов.
  • Ищите свою команду. Успех бизнеса – это всегда командный результат. Независимо от того, являетесь ли Вы лидером или присоединяетесь к существующей команде, важно найти своих единомышленников и четко договориться о зонах ответственности на берегу.
  • Умейте брать ответственность. Некоторые ученые, пытающиеся стать предпринимателями, живут в концепции «все мне должны за то, что я решился на такой ответственный шаг» и неудачи воспринимают как недостаток поддержки со стороны окружающих. На самом деле предпринимательская культура предполагает высокий уровень личностной зрелости и ответственности, до которого нужно дорасти.
  • Будьте лучшим экспертом в своей теме. Мы часто видим проекты, которые позиционируются как уникальные и не имеющие аналогов в мире. Однако это убеждение иногда основано на устаревшей информации. Сегодня отрасли меняются очень быстро, каждый день появляются новые стартапы. В то же время мир становится все более и более информационно прозрачным и следить за тем, что происходит в тех или иных отраслях, становится все проще. Обращайте внимание на больших игроков своей сферы. Компании из Кремниевой долины масштаба IBM регулярно проводят технологические советы, где совместно со стартапами обсуждают технологии будущего и включают перспективные разработки в долгосрочный стратегический план.
  • Общайтесь. Умение кооперироваться и взаимодействовать с людьми – это действительно важно. «Нетворкинг в коворкинге» может быть и стал мемом, но общение в неформальной обстановке с коллегами поможет вам развиваться. Общение как минимум необходимо для того, чтобы быть в курсе существующих трендов.
  • Учитесь. Технологической экспертизы недостаточно для грамотного ведения бизнеса. Этот факт зачастую игнорируется. При этом получение бизнес-навыков не всегда предполагает плату. В России действует несколько десятков региональных стартап-школ, а также проводятся бизнес-интенсивы.
  • Становитесь частью сообщества. Если проект перспективен, достаточно попасть на радары ключевых участников сообщества, чтобы тебя заметили и помогали развиваться.

Материалы по теме:

Британский подросток заработал £48 тысяч, давая имена китайским детям

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Про другие виды рассылок можно узнать в разделе ПОДПИСКА

Источник: https://rb.ru/opinion/vremya-nauchnyh/

Хождение по наукам: как заработать молодому ученому

Научные Исследования За Деньги

Россия по-прежнему остается одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам занятости в науке. Тем не менее эксперты отмечают сокращение доли исследователей.

А ученые подмечают, что молодежь неохотно выбирает эту стезю и не всегда из-за того, что считает ее низкооплачиваемой.

Какие тренды диктует современная наука, как пробивают себе дорогу молодые инноваторы и можно ли сейчас в России зарабатывать мозгами — в материале «Известий».

Одним пальцем

Вечер четверга. В библиотеке Омского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук собираются молодые ученые, победители программы «УМНИК», созданной Фондом содействия инновациям.

Выбрать лучшие проекты в нынешнем сезоне было нелегко. На региональный конкурс поступило более 60 заявок, лучшими стали 15 человек, которые получат по 500 тыс.

рублей на реализацию своих инновационных проектов.

Один из победителей, аспирант Омского государственного политехнического университета Артемий Кабанов, создает программно-аппаратный комплекс для сбора и фильтрации сигналов управления протезами.

— Идея заключается в том, чтобы разработать систему, которая будет определять паттерны движения руки. Значительная часть существующих протезов, к сожалению, не позволяет делать большое количество движений под желание пользователя, — говорит Артемий.

— С помощью моей разработки можно будет сгруппировать определенные наборы движений, как минимум два основных, — открытие и закрытие кисти руки, сжатие и разжатие. В зависимости от проведенных исследований, результатов, от которых можно оттолкнуться, решим, какие типы движений добавим еще.

Самым идеальным вариантом было бы выделение паттерна пальца.

Пока, как утверждает Артемий, никто не создал протез, который выделял бы каждый палец, — вся проблема в особом построении мышц на руке. Поэтому определить, каким пальцем человек хочет пошевелить, какой поднять, сложно. Итогом долгой работы должна стать небольшая плата размером с мобильный телефон. В ней будет аппаратная часть и программа, также написанная молодым ученым.

Корпорации двигают инновации

Артемий Кабанов приехал в Омск из Казахстана, признается, что целенаправленно, — чтобы поступить в вуз и остаться в России.

— Первая статья была опубликована на первом курсе. Для меня, как человека, только что окончившего школу, конечно, это стало событием, — рассказывает он.

В какой-то момент студент понял, что подобная научная активность вполне позволяет выжить. В то время перед Артемием стоял выбор — либо искать подработку, трудясь официантом или барменом в кафе, либо идти по научной стезе, учась на отлично. Выбор был сделан в пользу науки.

omgtu.ru

Артемий Кабанов

— Стипендия была неплохой, и я мог позволить себе жить, не думая о дополнительных доходах, — вспоминает ученый.

Представитель Фонда содействия инновациям, доктор экономических наук Виталий Алещенко считает, что очень важно рассказать подрастающему поколению ученых о современных трендах, которые в наши дни смещаются в сторону интересов крупных корпораций. На руку отечественным инноваторам сыграли и санкции — бизнес нуждается в собственных разработках.

— Тренд, когда ученый что-то изобрел и ищет, кому бы это продать, прошел. Сейчас к нам обращаются крупные корпорации, говоря: нужен такой-то продукт, пожалуйста, предлагайте свои проекты, — объясняет Виталий Алещенко. — И мы «умников» ориентируем именно на это. Потому что, если они будут работать под конкретные задачи, создавая конкретный продукт, он будет востребован и его точно купят.

Наука конкурирует за людей

Эксперты из Института статистических исследований и экономики знаний НИУ «Высшая школа экономики» отмечают: несмотря на то что Россия остается одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам занятости в науке, уступая лишь Китаю, США и Японии, численность исследователей снижается. В 2017 году она составляла 359,8 тыс. человек (на 2,9% ниже по сравнению с предыдущим годом). За период с 2008 года численность снизилась на 4,3%, сокращаясь в среднем на 0,5% в год.

— Многие подходы советского времени к привлечению молодежи в науку сохранились. Например, в регионах, в том числе в Омской области, до сих пор действует мощная система кружков по математике.

Повсюду есть сильные школы, которые готовят олимпиадников, поступающих потом в лучшие вузы страны, — поясняет доктор физико-математических наук, директор физтех-школы прикладной математики и информатики, профессор Андрей Райгородский. — Но, конечно, есть и различия.

В советское время люди росли от младшего до главного научного сотрудника, получая прибавку с каждой новой ступенью. Сейчас определенности и предсказуемости стало меньше, но появилась возможность хорошо зарабатывать, не дожидаясь повышений.

Для молодых ученых теперь нет никаких границ. Они сами формируют свой доход из университетских надбавок, грантов и участия в коммерческих проектах.

Удержание молодых кадров в науке стало одной из тем на прошедшем не так давно Красноярском экономическом форуме. По словам заместителя министра науки и высшего образования России Григория Трубникова, в ближайшие пять-шесть лет государство в рамках нацпроекта «Наука» вложит примерно полтриллиона рублей в науку и университеты.

— Университеты в любом городе — это главный драйвер, который может быстро изменить окружающую действительность и создать комфортную городскую среду, — отметил Трубников.

Эксперты Института статистических исследований и экономики знаний полагают, что предпринимаемые в последние годы меры по привлечению и закреплению молодежи в научно-технической сфере, в том числе поддержка молодых кандидатов и докторов наук, способствовали росту этой когорты ученых. Сейчас самую многочисленную возрастную группу исследователей (91,4 тыс. человек) составляют молодые люди в возрасте от 30 до 39 лет. За 2006–2017 годы их численность выросла в 1,8 раза (с 13,1 до 25,4%).

—Имеется и дальнейший потенциал роста — доля исследователей в возрасте до 29 лет увеличилась на 1,4 процентных пункта и в 2017 году составила примерно пятую часть (18,4%) исследовательского корпуса страны, — говорится в исследовании института.

Вместе с тем научная карьера пока менее привлекательна для учащейся молодежи, лишь десятая часть студентов ставит себе такую цель.

— Сегодня привлечь молодежь в науку сложнее, чем во времена СССР, потому что, во-первых, идет конкуренция с другими благами за человека — наука конкурирует за людей, во-вторых, у молодых людей нет сильной мотивации для занятия наукой ни в обществе в целом, ни в социальном плане, ни во внутренней политике — отсутствуют амбициозные научные цели, — считает ученый, лауреат Государственной премии СССР, кандидат физико-математических наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ Евгений Палкин.

— Сейчас сложился дисбаланс, когда интерес и потребность в отечественных инновациях в обществе велики, и вроде бы есть человеческий ресурс для его реализации, а базовых идей, того фундамента, на котором растет инноваторство, нет, — считает доктор биологических наук, профессор МГУ, завлаборатории геномики и эпигеномики ФИЦ Биотехнологии РАН, и.о.

декана медико-биологического факультета РНИМУ им Н. И. Пирогова Егор Прохорчук. — В фундаментальную науку молодежь с каждым годом идет всё менее и менее охотно, и дело даже не в финансах. Причина в исходной точке: нет заложенной с детства и поддержанной социумом потребности в созидании.

Ведь созидание — это тяжкий труд, разочарования, неудачи, упорство, новые попытки, страхи и сомнения… Сейчас это не в моде. Инноватор же не открывает завесу над бездной непознанного, он применяет уже сгенерированное знание к востребованным областям жизнедеятельности человека. Нужно ли это? Архинужно! Важно ли это для прогресса? Архиважно.

Но все инновации растут на гумусе фундаментального знания и заранее подготовленных кадров, а он должен генерироваться непрерывно и в огромных масштабах, чтобы идей и кадров хватило на всех.

Новая тектоническая подвижка, вероятно, случится при освобождении серьезных человеческих ресурсов благодаря переходу экономики к системам искусственного интеллекта. Искусственный интеллект может многое, но не может созидать нечто большее, чем он сам является.

Поэтому освобожденное творческое начало в виде хорошо образованных офисных работников, служащих, клерков может быть использовано для нашего созидательного рывка. Интеграция этих людей в процессы генерации нового знания будет зависеть от способности образовательной инфраструктуры всех уровней перейти на воспитание созидателей.

Дотянуться до звезд

Но ученые-практики призывают не драматизировать ситуацию, ведь процент тех, кто готов посвятить себя науке, был во все времена не очень высок.

— Молодым специалистам, занимающимся наукой, очень важно иметь возможность реализовать свои идеи, участвовать в перспективных разработках и проектах.

В научной работе приходится сталкиваться с целым рядом трудностей, например, поиск грантов и их получение, формирование научного коллектива для решения задач, поиск оборудования, материалов, помещений и многое другое, не говоря уж о трудностях с самой научной работой, — говорит руководитель СКБ «Робототехника» Московского института электронной техники (МИЭТ), преподаватель Института нано- и микросистемной техники МИЭТ Станислав Шепелев. — Можно рассматривать возможность работы за рубежом, но и там реализовать себя в научной сфере непросто. Для себя я выбрал путь работы в российской науке, так как хочу приносить пользу, развивать научный потенциал и готовить молодых специалистов именно для своей страны.

Хотя по наблюдениям его старшего коллеги Олега Бартунова, научного сотрудника Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга, в советский период желающих заняться наукой было больше. Всё из-за того, что в современной России молодые люди в первую очередь должны обеспечить себя.

Стипендия не покрывает возрастающие расходы, а богатые родители есть не у всех.

Наука, по мнению ученого, в наши дни становится грантовой, быстрой, командной, так как время увлеченных одиночек прошло, идет мощнейшая специализация, а многие открытия происходят на стыке науки и информационных технологий.

— В России положение науки нестабильно, поэтому многие действительно уезжают из страны за перспективами и возможностями, — говорит Бартунов.

— В 1980-х я сам, вдохновленный идеей астрофизика Владимира Липунова о том, что каждые две секунды должна вспыхивать сверхновая звезда, написал программу, которая позволяла бы гарантированно в месяц открывать по одной сверхновой. Но, к сожалению, у нас в то время не было технологий автоматизации наблюдений через телескопы.

И через несколько лет это же открытие было сделано в Беркли, США. Так что современная наука сильно поменялась, но новейшие технологии, в том числе у нас в стране, открывают большие перспективы, и в наших силах научиться извлекать истинные знания.

Источник: https://iz.ru/868703/viktoriia-strelnikova/khozhdenie-po-naukam-kak-zarabotat-molodomu-uchenomu

6 легальных способов заработать на собственном теле

Научные Исследования За Деньги

Не самый прибыльный, но очень полезный вариант. Донорская кровь помогает спасать жизни людей. Так что не обязательно надевать плащ и маску ради героических поступков — достаточно закатать рукав.

Сколько можно заработать

Кровь можно сдавать на безвозмездной основе или за деньги. Государство готово платить за донорство в одном из этих случаев:

  • У вас редкий фенотип крови, установленный при предыдущих сдачах.
  • У вас в крови нет определённых антигенов эритроцитов.
  • Вы можете быть допущены к сдаче плазмы, тромбоцитов, эритроцитов, лейкоцитов методом афереза.

В первых двух случаях вам заплатят 8% от величины прожиточного минимума трудоспособного населения в регионе — около 930 рублей. За донации методом афереза можно получить от 15 до 45% — это примерно 1,8–5,2 тысячи.

Возмездное донорство не очень приветствуется, так как может привлечь нежелательных людей, которые ради наживы будут скрывать истинное состояние здоровья.

Кроме того, такой важный для жизни компонент, как кровь, не должен становиться товаром. Поэтому, если вы сдаёте её за деньги, никаких льгот и компенсаций вам не положено.

Если же вы не претендуете на оплату, то можете рассчитывать на некоторые преимущества.

Обед или его компенсация

Чтобы восстановить силы после сдачи крови, донору положен обед за счёт учреждения. В некоторых случаях — при проведении процедуры в мобильных комплексах или по письменному заявлению донора — его заменяют выплатой в размере не менее 5% от прожиточного минимума трудоспособного населения в регионе.

Кроме того, субъект может установить дополнительную компенсацию донорам, но из-за недофинансирования бюджета делают так не везде.

В Москве это 4 080 рублей за сдачу 450 мл крови, 3 600 рублей — за 600 мл плазмы, 5 670 рублей — за донацию тромбоцитов, 6 000 — эритроцитов. Дополнительная компенсация в Санкт-Петербурге составляет 544 рубля.

В Свердловской области готовы заплатить 2 000 донорам, которые в течение года сдали кровь или её компоненты трижды.

Выходные

Донор освобождается от работы в день сдачи крови и имеет право на дополнительный день отдыха. По договорённости с работодателем эти выходные можно перенести или присоединить к отпуску.

За дни отдыха начисляется средняя заработная плата — как за отпускные. Так что вы получаете хоть и косвенный, но доход.

Ежегодные выплаты

Почётные доноры могут претендовать на ежегодную выплату от государства. В 2019 году её размер составляет 14 145,98 рубля.

Чтобы стать почётным донором, нужно пойти по одному из следующих сценариев и безвозмездно сдать:

  • кровь 40 раз;
  • плазму 60 раз;
  • кровь от 25 раз и «добить» донорство до 40 раз плазмой;
  • кровь до 25 раз, но тогда плазмой придётся добирать общее количество сдач до 60 раз.

Как стать донором

Сдавать кровь может совершеннолетний человек с весом более 50 килограмм без хронических и заразных заболеваний. Есть и временные ограничения для донорства. В их числе:

  • Беременность и кормление грудью — необходимо подождать год после родов или 3 месяца после окончания лактации.
  • Менструация — 5 дней.
  • Удаление зуба — 10 дней.
  • Нанесение татуировки, пирсинг или лечение иглоукалыванием — 1 год.
  • Ангина, грипп, ОРВИ — 1 месяц с момента выздоровления.
  • Прививки — зависит от вида.
  • Приём алкоголя — 48 часов.

Чтобы сдать кровь, нужно обратиться на местную станцию переливания или принять участие в донорской акции.

Как заработать на статистических исследованиях для учёных по всему миру — Офтоп на vc.ru

Научные Исследования За Деньги
Научные Исследования За Деньги

История развития сервиса для обработки данных Statzilla.

Екатерина Власенко открыла компанию Statzilla 2,5 года назад после учебы в Европе. Оказалось, что в Ростове-на-Дону (да и не только) анализ и статистическая обработка данных для научных исследований и бизнеса востребованы на высоком уровне.

Появился онлайн-сервис, который в течение минуты готовил статистические отчёты для различных исследований. “Мы хотели в меру своих возможностей повысить качество российской науки в мире. У нас не было цели делать бизнес ради бизнеса”, – признаётся Екатерина Власенко.

Но бизнес принёс деньги: прибыль за два года составила 2 миллиона рублей. Как у неё это получилось?

Екатерина Власенко

Собрали конструктор

К созданию бизнеса Екатерину Власенко подтолкнуло международное образование в сфере менеджмента в магистратуре CEMS MIM. Власенко была вдохновлена тем, как её ровесники в Европе с лёгкостью открывают своё дело и занимаются тем, что им действительно нравится.

Идея для бизнеса появилась благодаря коллеге по научной работе — Святославу Заруцкому (теперь он соучредитель компании). Он тоже экономист-математик. «У нас один научный руководитель, мы часто виделись на общих встречах.

Пока я училась в магистратуре, он работал в Ростовском медицинском университете: делал статистический анализ для медицинских исследований. Стало ясно: ситуация с обработкой данных в медицине плачевная, с этим надо что-то делать.

Так как мне всегда был интересен анализ данных, мы решили реализовывать это вместе», — рассказывает Власенко.

Сначала помогали делать аналитику медикам на проектной основе. После 40 выполненных задач в сфере медицины, биологии и психологии поняли, что многие процессы можно автоматизировать и начали разработку онлайн-сервиса. Cтруктурировали всевозможные аналитические задачи исследователей в медицине и свели обработку данных к конструктору: составлению отчета из ряда готовых компонентов.

«То есть мы и себе упростили работу над заказами, и для неспециалистов сделали такую обработку доступной за счет простого интерфейса», — объясняет Екатерина.

В июле 2015 года она зарегистрировала ИП и вместе с Заруцким открыла агентство по анализу данных. Главным продуктом компании стал онлайн-сервис по подготовке статистического отчёта для различных исследований в течение минуты. Офис в коворкинге получили бесплатно, сайт делали внутренними ресурсами.

Без автоматизации никуда

Как работает сервис Statzilla

Через два месяца после открытия партнёры увидели, что потребность в быстрой обработке данных у исследователей довольно большая.

«Каждый клиент, который к нам обращался, просил сделать всё „еще вчера“, потому что обработка данных, хотя и трудоемкий процесс, но это только часть исследования, результаты нужно интерпретировать» , — вспоминает Екатерина Власенко.

«Ручной» труд аналитиков должен был уйти в прошлое, была нужна автоматизация. В команду взяли четырёх программистов.

«Прелесть IT-стартапов состоит в том, что больших вложений вначале не требуется. Мы начинали работать на проектной основе, поэтому окупались с первого дня, — говорит Власенко. — Все, что зарабатывали (за исключением затрат на еду, конечно), вкладывали в разработку сервиса, оплату услуг программистов».

Почти сразу соучредители Statzilla столкнулись с первой проблемой — было сложно найти доступный канал для продвижения онлайн-сервиса. Продвижение через конференции, лекции и другой образовательный контент давало результаты, но было трудозатратным.

«Пока спрос нас находит сам. Специальных маркетинговых усилий мы не прикладываем, по мере возможности рассказываем о сервисе на мероприятиях. А вот масштабируемые каналы продвижения (контекстная реклама, SMM) пока до сих пор не настроили, как следует», — признаётся Екатерина.

Онлайн-сервисом и статистическими услугами компании пользуются исследователи (медики, биологи, психологи) от студентов до докторов наук как в частном порядке, так и в составе исследовательских центров и институтов.

Конкуренты онлайн-сервиса Statzilla — это частные специалисты по статистике, которые проводят аналитику с использованием пакетов статистического анализа, а текст пишут вручную. Их работа идёт существенно медленнее и стоит дороже. Косвенные конкуренты — это сами пакеты для обработки данных (Statistica, SPSS, Matlab и т.д.). Но все они требуют от пользователя знания статистики и математики.

«Мы создаём сервис, который доступен неспециалисту. К тому же мы единственные в мире, кто не просто реализует расчёты, но и предоставляет на их основе связный текст — выводы о данных (например, „в этой группе исследования наблюдаются статистически значимо повышенные значения такого-то показателя“, а исследователь уже сам объясняет, почему такое может быть)», — говорит Власенко.

Всю прибыль за два года — 2 млн рублей — реинвестировали обратно в развитие. Это было порядка 200 заказов по аналитике для науки (в том числе расчеты для более, чем 50 диссертаций) и 11 бизнес-проектов (в Statzilla почти сразу оказывали услуги по анализу данных и машинному обучению).

Потребности рынка в сервисе Statzilla (по подсчётам самой компании):

  1. Российские ученые, проводящие исследования в частном порядке, — медики, биологи, психологи, социологи — 1,4 млрд рублей (Оценка сделана на основе известного числа защит диссертаций по данным областям и среднего по рынку чека на анализ данных)
  2. Зарубежные ученые — больше 1 млрд долларов
  3. Российские медицинские исследовательские центры, кафедры медицинских вузов, НИИ. — 429 млн рублей.

Это не в космос лететь

Statzilla решает задачи для бизнеса

Исследования компании имеют не только научную ценность, но и практический смысл. Для медицинских целей команда Statzilla провела исследование, которое позволило сокращать издержки и риски для пациента.

Например, в урологии есть заболевание, для диагностики которого сейчас требуется отдельная операция.

А предиктивная экспертная система Statzilla позволила определить пациентов, у которых по клиническим показателям такое заболевание крайне маловероятно, и для них уже не нужно делать эту диагностическую операцию.

Большую часть дохода компании (70%) приносят как раз b2b-проекты. Для одного клиента прогнозировали вероятность покупки на сайте. Сначала клиент, как это часто бывает, просто хотел решить глобальную проблему — повысить конверсию посетителей сайта, и, как следствие, прибыль.

«Именно такой подход мы и любим, — говорит Святослав Заруцкий. — Когда нам дают конечную задачу, а вот методы ее решения уже на нас. У нас был похожий кейс:заказчик тоже хотел повысить продажи, но сам предлагал и контролировал методы исследования.

До решения в итоге мы не добрались».

Чтобы найти решение, нужно понимать, что покупатели на сайте не будут сильно отличаться от «непокупателей» по отдельным факторам. Такое почти невозможно. Различие — это комбинация всех факторов, многофакторная модель или дерево решений. «Методы для науки и бизнеса — одни и те же. Мы не изобретаем велосипеды», — говорит Заруцкий.

Была типичная задача — прогноз вероятности — в данном случае покупки.

То есть для бизнеса целевой показатель тут — покупка, для медицины Statzilla cтроила точно такие же модели, но целевой показатель там — выздоровление пациента. То есть это был не запуск ракеты в космос.

И в том, и в другом случае Statzilla строит математическую модель, в которой участвуют факторы, которые связаны с покупкой/выздоровлением.

Сначала исследователи пытались понять, по каким факторам покупатели статистически значимо отличаются от «непокупателей». Весь процесс занял 2 месяца: нужно было рассмотреть все факторы, влияющие на покупку.

Для этого вникали во все этапы, через которые проходит клиент на сайте.

Анализировали время, проведенное на сайте, число отправленных сообщений в чате поддержки, характеристики профиля клиента на сайте (есть ли фото, телефон), сколько фотографий у клиента в соцсетях, в каких он состоит группах, какие слушает аудиозаписи.

Использование такой модели предсказания вероятности покупки каждого нового посетителя сайта позволило повысить конверсию в 2 раза. Заказ стоил несколько сотен тысяч рублей.

сложность была связана с тем, чтобы перейти от неточно сформулированных задач к точно сформулированным задачам анализа данных. И чтобы перейти от точных результатов анализа данных к их объяснению заказчику. «Но и это совпадает со сферой науки, — говорит Заруцкий.

— На удивление ученый, ставящий эксперимент, также очень часто не понимает, что же он хочет оценить, посчитать, сравнить».

Машинное обучение и нейросети

Компания также помогает сегментировать покупателей — это инсайт для маркетологов. «В отличие от классической и уже малоэффективной стратификации по полу, возрасту, мы делим сегменты потребителей по ряду более детальных характеристик. Это дает возможность более точной, целевой настройки рекламы и, как следствие, более низкой цены клика/показа», — делится Екатерина Власенко.

Партнёры уверены, что по этой услуге конкурентов можно пересчитать по пальцам: «Это довольно уникальные задачи.

Подобные услуги могут предложить лишь московские компании, занимающиеся машинным обучением.

Маркетинговые компании с классическим подходом анализируют сегменты, но они не предлагают математических моделей, которые в режиме реального времени дают оценку вероятности покупки для клиента».

Екатерина признаётся, что у компании есть сложности с кадрами.

«При всей популярности анализа данных и шумихи вокруг таких явлений как машинное обучение и нейросети, у нас нет хороших образовательных программ и соответственно нет специалистов.

Есть, правда, много ребят, посмотревших пару образовательных курсов на , Coursera, но этого, мягко говоря, недостаточно. Поэтому выращиваем пока все компетенции внутри компании», — рассказывает Екатерина.

В Statzilla принимают аналитиков с уже базовым знанием классической математической статистики. Затем проводят внутреннее обучение по статистической обработке для погружения в специфику медико-биологических исследований.

Новичков загружают практикой с первого дня — принцип «learn by doing».

Дальше сотрудник выбирает наиболее интересное ему направление — классический статистический анализ или машинное обучение, и его подключают к таким проектам.

«Наша основная трудность кроется в маркетинге, — считает Власенко. — Наша целевая аудитория не подозревает, что есть простое решение их проблемы, и не ищет это в поисковиках. Рынок не всегда оказывается готов к сильно инновационному решению, как наше. Но у нас часто заказывают исследования во второй раз одни и те же клиенты: им нравится».

Молодая компания уже занимала призовые места в конкурсах «Молодой инноватор года 2015», «Эврика 2016», а в 2017 году стала победителем Национальной премии «Бизнес-Успех». Но развитие продолжается. Новое направление — это автоматизация маркетинговых исследований.

В маркетинге используют те же самые методы статистической обработки данных, что и в медицине, биологии. Это перспективно, потому что те агентства, которые не просто считают арифметическое среднее, а делают именно статистический анализ, выигрывают на фоне конкурентов.

Компания только хочет тестировать этот рынок. «Ну и само собой, мы бы хотели выйти за рубеж, — добавляет Екатерина.

— Сначала мы думали, что такой проблемы нет за рубежом, но за время моей поездки в США по программе для российских предпринимателей я выяснила, что там существуют те же самые потребности». Продавать на иностранных рынках планируют дороже.

Например, час работы статистика в США стоит $200. Сервис переводят на английский язык, чтобы так же запустить тесты на новом рынке.

Источник: https://vc.ru/flood/28258-kak-zarabotat-na-statisticheskih-issledovaniyah-dlya-uchenyh-po-vsemu-miru

Как заработать на науке – время других стартапов | Rusbase

Научные Исследования За Деньги

Долгие годы венчурным инвесторам было гораздо проще вложиться в мобильное приложение, чем в научный проект. Однако сейчас все изменилось. О том, почему время научных стартапов настало именно сейчас, и что делать будущим предпринимателям из научной среды рассказала Гульнара Биккулова, заместитель генерального директора РВК.

Как заработать на науке – время других стартапов Гульнара Биккулова

Несколько лет назад слово «стартап» в России прочно ассоциировалось только с интернет-проектами. Большинство сделок на венчурном рынке совершались непрофессиональными инвесторами, для которых веяния моды были важнее, чем разумная оценка окупаемости проекта.

Инвесторам было проще вложиться в мобильное приложение, чем оценивать комплексные риски научных проектов. Сегодня рынок, наконец, созревает для работы с более консервативными секторами экономики.

Одной из главных открытий в российской инновационно-венчурной экосистеме за последнее время: проекты из области фундаментальной науки могут приносить деньги своим создателям.

https://www.youtube.com/watch?v=HTZFN85EzDQ

Под влиянием импортозамещения и с приходом на рынок корпоративных инвесторов волна предпринимательства дошла до тех отраслей, где заниматься технологическими проектами было невыгодно. Со стороны венчурных инвесторов и корпораций обозначается спрос на такие стартапы.

Это зарождающийся тренд.

Изменения не очень заметны в финансовом эквиваленте, но в обзоре российской венчурной индустрии за 2015 год в секторе биотехнологий было отмечено увеличение числа сделок с 6 до 39 по сравнению с предыдущим годом, а количество сделок в промышленной сфере выросло с 10 до 15. В рамках акселератора GenerationS, который проводит РВК, мы тоже наблюдаем эту тенденцию: ежегодно самыми популярными по числу заявок становятся промышленное, биотехнологическое и медицинское направления.

Развитию научных, промышленных, медицинских стартапов способствует ряд причин:

  1. Во-первых, постепенно наполняется жизнью инфраструктура: технопарки, бизнес-инкубаторы, акселераторы. В российских университетах также появляются программы по коммерциализации научных разработок.
  2. Во-вторых, появляются профессиональные инвесторы, которые готовы работать с проектами реальной экономики и разбираются в узких темах.
  3. В-третьих, реализуются программы господдержки научных проектов. У предпринимателей появляется осознание того, что они развивают свои проекты не в одиночку.

Наконец, важный стимул для научного предпринимательства – это идейный кризис в традиционном корпоративном мире. Мир меняется, становится более конкурентным, все находятся в состоянии поиска идей и проектов. Инновационная экосистема во многом формируется из экспериментов людей, достигших карьерного потолка.

К решению создать свой бизнес приходят и ученые, и предприниматели, и сотрудники крупных компаний. Для многих это реальная возможность творчески заниматься тем, что им интересно.

Кроме того, сегодня на российском рынке в сфере инноваций сформировалась достаточно комфортная среда с высоким интеллектуальным уровнем всех участников, где принято поддерживать тех, кто рискует инвестировать или создавать свой бизнес.

Неслучайно то, что происходит в венчурной отрасли, иногда называют «инновационной песочницей». Так описывают не только масштаб проекта, но и специальные, комфортные условия его реализации.

Одна из важных задач РВК – показать людям с перспективными идеями, что есть возможность заработать на науке. Людям с научно-техническими компетенциями необходимо получить навыки построения бизнес-плана, маркетинговой стратегии, линии защиты интеллектуальной собственности, узнать об инструментах государственной поддержки, поиске потенциальных партнеров и заказчиков.

Если тезисно отвечать на вопрос, что делать будущим предпринимателям из научной среды, можно дать следующие советы:

  • Пробуйте разные стратегии. Всегда сложно сделать первый шаг, но нужно помнить, что сфера инноваций дает большую свободу в выборе разных карьерных и жизненных траекторий, предоставляя возможность использовать прежде всего интеллектуальный и креативный потенциал. Можно стать собственником бизнеса, войти в команду существующего стартапа в качестве сотрудника или консультанта, стать отраслевым экспертом для инвесторов и стартапов.
  • Ищите свою команду. Успех бизнеса – это всегда командный результат. Независимо от того, являетесь ли Вы лидером или присоединяетесь к существующей команде, важно найти своих единомышленников и четко договориться о зонах ответственности на берегу.
  • Умейте брать ответственность. Некоторые ученые, пытающиеся стать предпринимателями, живут в концепции «все мне должны за то, что я решился на такой ответственный шаг» и неудачи воспринимают как недостаток поддержки со стороны окружающих. На самом деле предпринимательская культура предполагает высокий уровень личностной зрелости и ответственности, до которого нужно дорасти.
  • Будьте лучшим экспертом в своей теме. Мы часто видим проекты, которые позиционируются как уникальные и не имеющие аналогов в мире. Однако это убеждение иногда основано на устаревшей информации. Сегодня отрасли меняются очень быстро, каждый день появляются новые стартапы. В то же время мир становится все более и более информационно прозрачным и следить за тем, что происходит в тех или иных отраслях, становится все проще. Обращайте внимание на больших игроков своей сферы. Компании из Кремниевой долины масштаба IBM регулярно проводят технологические советы, где совместно со стартапами обсуждают технологии будущего и включают перспективные разработки в долгосрочный стратегический план.
  • Общайтесь. Умение кооперироваться и взаимодействовать с людьми – это действительно важно. «Нетворкинг в коворкинге» может быть и стал мемом, но общение в неформальной обстановке с коллегами поможет вам развиваться. Общение как минимум необходимо для того, чтобы быть в курсе существующих трендов.
  • Учитесь. Технологической экспертизы недостаточно для грамотного ведения бизнеса. Этот факт зачастую игнорируется. При этом получение бизнес-навыков не всегда предполагает плату. В России действует несколько десятков региональных стартап-школ, а также проводятся бизнес-интенсивы.
  • Становитесь частью сообщества. Если проект перспективен, достаточно попасть на радары ключевых участников сообщества, чтобы тебя заметили и помогали развиваться.

Материалы по теме:

Британский подросток заработал £48 тысяч, давая имена китайским детям

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Про другие виды рассылок можно узнать в разделе ПОДПИСКА

Источник: https://rb.ru/opinion/vremya-nauchnyh/

Хождение по наукам: как заработать молодому ученому

Научные Исследования За Деньги

Россия по-прежнему остается одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам занятости в науке. Тем не менее эксперты отмечают сокращение доли исследователей.

А ученые подмечают, что молодежь неохотно выбирает эту стезю и не всегда из-за того, что считает ее низкооплачиваемой.

Какие тренды диктует современная наука, как пробивают себе дорогу молодые инноваторы и можно ли сейчас в России зарабатывать мозгами — в материале «Известий».

Одним пальцем

Вечер четверга. В библиотеке Омского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук собираются молодые ученые, победители программы «УМНИК», созданной Фондом содействия инновациям.

Выбрать лучшие проекты в нынешнем сезоне было нелегко. На региональный конкурс поступило более 60 заявок, лучшими стали 15 человек, которые получат по 500 тыс.

рублей на реализацию своих инновационных проектов.

Один из победителей, аспирант Омского государственного политехнического университета Артемий Кабанов, создает программно-аппаратный комплекс для сбора и фильтрации сигналов управления протезами.

— Идея заключается в том, чтобы разработать систему, которая будет определять паттерны движения руки. Значительная часть существующих протезов, к сожалению, не позволяет делать большое количество движений под желание пользователя, — говорит Артемий.

— С помощью моей разработки можно будет сгруппировать определенные наборы движений, как минимум два основных, — открытие и закрытие кисти руки, сжатие и разжатие. В зависимости от проведенных исследований, результатов, от которых можно оттолкнуться, решим, какие типы движений добавим еще.

Самым идеальным вариантом было бы выделение паттерна пальца.

Пока, как утверждает Артемий, никто не создал протез, который выделял бы каждый палец, — вся проблема в особом построении мышц на руке. Поэтому определить, каким пальцем человек хочет пошевелить, какой поднять, сложно. Итогом долгой работы должна стать небольшая плата размером с мобильный телефон. В ней будет аппаратная часть и программа, также написанная молодым ученым.

Корпорации двигают инновации

Артемий Кабанов приехал в Омск из Казахстана, признается, что целенаправленно, — чтобы поступить в вуз и остаться в России.

— Первая статья была опубликована на первом курсе. Для меня, как человека, только что окончившего школу, конечно, это стало событием, — рассказывает он.

В какой-то момент студент понял, что подобная научная активность вполне позволяет выжить. В то время перед Артемием стоял выбор — либо искать подработку, трудясь официантом или барменом в кафе, либо идти по научной стезе, учась на отлично. Выбор был сделан в пользу науки.

omgtu.ru

Артемий Кабанов

— Стипендия была неплохой, и я мог позволить себе жить, не думая о дополнительных доходах, — вспоминает ученый.

Представитель Фонда содействия инновациям, доктор экономических наук Виталий Алещенко считает, что очень важно рассказать подрастающему поколению ученых о современных трендах, которые в наши дни смещаются в сторону интересов крупных корпораций. На руку отечественным инноваторам сыграли и санкции — бизнес нуждается в собственных разработках.

— Тренд, когда ученый что-то изобрел и ищет, кому бы это продать, прошел. Сейчас к нам обращаются крупные корпорации, говоря: нужен такой-то продукт, пожалуйста, предлагайте свои проекты, — объясняет Виталий Алещенко. — И мы «умников» ориентируем именно на это. Потому что, если они будут работать под конкретные задачи, создавая конкретный продукт, он будет востребован и его точно купят.

Наука конкурирует за людей

Эксперты из Института статистических исследований и экономики знаний НИУ «Высшая школа экономики» отмечают: несмотря на то что Россия остается одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам занятости в науке, уступая лишь Китаю, США и Японии, численность исследователей снижается. В 2017 году она составляла 359,8 тыс. человек (на 2,9% ниже по сравнению с предыдущим годом). За период с 2008 года численность снизилась на 4,3%, сокращаясь в среднем на 0,5% в год.

— Многие подходы советского времени к привлечению молодежи в науку сохранились. Например, в регионах, в том числе в Омской области, до сих пор действует мощная система кружков по математике.

Повсюду есть сильные школы, которые готовят олимпиадников, поступающих потом в лучшие вузы страны, — поясняет доктор физико-математических наук, директор физтех-школы прикладной математики и информатики, профессор Андрей Райгородский. — Но, конечно, есть и различия.

В советское время люди росли от младшего до главного научного сотрудника, получая прибавку с каждой новой ступенью. Сейчас определенности и предсказуемости стало меньше, но появилась возможность хорошо зарабатывать, не дожидаясь повышений.

Для молодых ученых теперь нет никаких границ. Они сами формируют свой доход из университетских надбавок, грантов и участия в коммерческих проектах.

Удержание молодых кадров в науке стало одной из тем на прошедшем не так давно Красноярском экономическом форуме. По словам заместителя министра науки и высшего образования России Григория Трубникова, в ближайшие пять-шесть лет государство в рамках нацпроекта «Наука» вложит примерно полтриллиона рублей в науку и университеты.

— Университеты в любом городе — это главный драйвер, который может быстро изменить окружающую действительность и создать комфортную городскую среду, — отметил Трубников.

Эксперты Института статистических исследований и экономики знаний полагают, что предпринимаемые в последние годы меры по привлечению и закреплению молодежи в научно-технической сфере, в том числе поддержка молодых кандидатов и докторов наук, способствовали росту этой когорты ученых. Сейчас самую многочисленную возрастную группу исследователей (91,4 тыс. человек) составляют молодые люди в возрасте от 30 до 39 лет. За 2006–2017 годы их численность выросла в 1,8 раза (с 13,1 до 25,4%).

—Имеется и дальнейший потенциал роста — доля исследователей в возрасте до 29 лет увеличилась на 1,4 процентных пункта и в 2017 году составила примерно пятую часть (18,4%) исследовательского корпуса страны, — говорится в исследовании института.

Вместе с тем научная карьера пока менее привлекательна для учащейся молодежи, лишь десятая часть студентов ставит себе такую цель.

— Сегодня привлечь молодежь в науку сложнее, чем во времена СССР, потому что, во-первых, идет конкуренция с другими благами за человека — наука конкурирует за людей, во-вторых, у молодых людей нет сильной мотивации для занятия наукой ни в обществе в целом, ни в социальном плане, ни во внутренней политике — отсутствуют амбициозные научные цели, — считает ученый, лауреат Государственной премии СССР, кандидат физико-математических наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ Евгений Палкин.

— Сейчас сложился дисбаланс, когда интерес и потребность в отечественных инновациях в обществе велики, и вроде бы есть человеческий ресурс для его реализации, а базовых идей, того фундамента, на котором растет инноваторство, нет, — считает доктор биологических наук, профессор МГУ, завлаборатории геномики и эпигеномики ФИЦ Биотехнологии РАН, и.о.

декана медико-биологического факультета РНИМУ им Н. И. Пирогова Егор Прохорчук. — В фундаментальную науку молодежь с каждым годом идет всё менее и менее охотно, и дело даже не в финансах. Причина в исходной точке: нет заложенной с детства и поддержанной социумом потребности в созидании.

Ведь созидание — это тяжкий труд, разочарования, неудачи, упорство, новые попытки, страхи и сомнения… Сейчас это не в моде. Инноватор же не открывает завесу над бездной непознанного, он применяет уже сгенерированное знание к востребованным областям жизнедеятельности человека. Нужно ли это? Архинужно! Важно ли это для прогресса? Архиважно.

Но все инновации растут на гумусе фундаментального знания и заранее подготовленных кадров, а он должен генерироваться непрерывно и в огромных масштабах, чтобы идей и кадров хватило на всех.

Новая тектоническая подвижка, вероятно, случится при освобождении серьезных человеческих ресурсов благодаря переходу экономики к системам искусственного интеллекта. Искусственный интеллект может многое, но не может созидать нечто большее, чем он сам является.

Поэтому освобожденное творческое начало в виде хорошо образованных офисных работников, служащих, клерков может быть использовано для нашего созидательного рывка. Интеграция этих людей в процессы генерации нового знания будет зависеть от способности образовательной инфраструктуры всех уровней перейти на воспитание созидателей.

Дотянуться до звезд

Но ученые-практики призывают не драматизировать ситуацию, ведь процент тех, кто готов посвятить себя науке, был во все времена не очень высок.

— Молодым специалистам, занимающимся наукой, очень важно иметь возможность реализовать свои идеи, участвовать в перспективных разработках и проектах.

В научной работе приходится сталкиваться с целым рядом трудностей, например, поиск грантов и их получение, формирование научного коллектива для решения задач, поиск оборудования, материалов, помещений и многое другое, не говоря уж о трудностях с самой научной работой, — говорит руководитель СКБ «Робототехника» Московского института электронной техники (МИЭТ), преподаватель Института нано- и микросистемной техники МИЭТ Станислав Шепелев. — Можно рассматривать возможность работы за рубежом, но и там реализовать себя в научной сфере непросто. Для себя я выбрал путь работы в российской науке, так как хочу приносить пользу, развивать научный потенциал и готовить молодых специалистов именно для своей страны.

Хотя по наблюдениям его старшего коллеги Олега Бартунова, научного сотрудника Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга, в советский период желающих заняться наукой было больше. Всё из-за того, что в современной России молодые люди в первую очередь должны обеспечить себя.

Стипендия не покрывает возрастающие расходы, а богатые родители есть не у всех.

Наука, по мнению ученого, в наши дни становится грантовой, быстрой, командной, так как время увлеченных одиночек прошло, идет мощнейшая специализация, а многие открытия происходят на стыке науки и информационных технологий.

— В России положение науки нестабильно, поэтому многие действительно уезжают из страны за перспективами и возможностями, — говорит Бартунов.

— В 1980-х я сам, вдохновленный идеей астрофизика Владимира Липунова о том, что каждые две секунды должна вспыхивать сверхновая звезда, написал программу, которая позволяла бы гарантированно в месяц открывать по одной сверхновой. Но, к сожалению, у нас в то время не было технологий автоматизации наблюдений через телескопы.

И через несколько лет это же открытие было сделано в Беркли, США. Так что современная наука сильно поменялась, но новейшие технологии, в том числе у нас в стране, открывают большие перспективы, и в наших силах научиться извлекать истинные знания.

Источник: https://iz.ru/868703/viktoriia-strelnikova/khozhdenie-po-naukam-kak-zarabotat-molodomu-uchenomu

6 легальных способов заработать на собственном теле

Научные Исследования За Деньги

Не самый прибыльный, но очень полезный вариант. Донорская кровь помогает спасать жизни людей. Так что не обязательно надевать плащ и маску ради героических поступков — достаточно закатать рукав.

Сколько можно заработать

Кровь можно сдавать на безвозмездной основе или за деньги. Государство готово платить за донорство в одном из этих случаев:

  • У вас редкий фенотип крови, установленный при предыдущих сдачах.
  • У вас в крови нет определённых антигенов эритроцитов.
  • Вы можете быть допущены к сдаче плазмы, тромбоцитов, эритроцитов, лейкоцитов методом афереза.

В первых двух случаях вам заплатят 8% от величины прожиточного минимума трудоспособного населения в регионе — около 930 рублей. За донации методом афереза можно получить от 15 до 45% — это примерно 1,8–5,2 тысячи.

Возмездное донорство не очень приветствуется, так как может привлечь нежелательных людей, которые ради наживы будут скрывать истинное состояние здоровья.

Кроме того, такой важный для жизни компонент, как кровь, не должен становиться товаром. Поэтому, если вы сдаёте её за деньги, никаких льгот и компенсаций вам не положено.

Если же вы не претендуете на оплату, то можете рассчитывать на некоторые преимущества.

Обед или его компенсация

Чтобы восстановить силы после сдачи крови, донору положен обед за счёт учреждения. В некоторых случаях — при проведении процедуры в мобильных комплексах или по письменному заявлению донора — его заменяют выплатой в размере не менее 5% от прожиточного минимума трудоспособного населения в регионе.

Кроме того, субъект может установить дополнительную компенсацию донорам, но из-за недофинансирования бюджета делают так не везде.

В Москве это 4 080 рублей за сдачу 450 мл крови, 3 600 рублей — за 600 мл плазмы, 5 670 рублей — за донацию тромбоцитов, 6 000 — эритроцитов. Дополнительная компенсация в Санкт-Петербурге составляет 544 рубля.

В Свердловской области готовы заплатить 2 000 донорам, которые в течение года сдали кровь или её компоненты трижды.

Выходные

Донор освобождается от работы в день сдачи крови и имеет право на дополнительный день отдыха. По договорённости с работодателем эти выходные можно перенести или присоединить к отпуску.

За дни отдыха начисляется средняя заработная плата — как за отпускные. Так что вы получаете хоть и косвенный, но доход.

Ежегодные выплаты

Почётные доноры могут претендовать на ежегодную выплату от государства. В 2019 году её размер составляет 14 145,98 рубля.

Чтобы стать почётным донором, нужно пойти по одному из следующих сценариев и безвозмездно сдать:

  • кровь 40 раз;
  • плазму 60 раз;
  • кровь от 25 раз и «добить» донорство до 40 раз плазмой;
  • кровь до 25 раз, но тогда плазмой придётся добирать общее количество сдач до 60 раз.

Как стать донором

Сдавать кровь может совершеннолетний человек с весом более 50 килограмм без хронических и заразных заболеваний. Есть и временные ограничения для донорства. В их числе:

  • Беременность и кормление грудью — необходимо подождать год после родов или 3 месяца после окончания лактации.
  • Менструация — 5 дней.
  • Удаление зуба — 10 дней.
  • Нанесение татуировки, пирсинг или лечение иглоукалыванием — 1 год.
  • Ангина, грипп, ОРВИ — 1 месяц с момента выздоровления.
  • Прививки — зависит от вида.
  • Приём алкоголя — 48 часов.

Чтобы сдать кровь, нужно обратиться на местную станцию переливания или принять участие в донорской акции.

Как заработать на статистических исследованиях для учёных по всему миру — Офтоп на vc.ru

Научные Исследования За Деньги
Научные Исследования За Деньги

История развития сервиса для обработки данных Statzilla.

Екатерина Власенко открыла компанию Statzilla 2,5 года назад после учебы в Европе. Оказалось, что в Ростове-на-Дону (да и не только) анализ и статистическая обработка данных для научных исследований и бизнеса востребованы на высоком уровне.

Появился онлайн-сервис, который в течение минуты готовил статистические отчёты для различных исследований. “Мы хотели в меру своих возможностей повысить качество российской науки в мире. У нас не было цели делать бизнес ради бизнеса”, – признаётся Екатерина Власенко.

Но бизнес принёс деньги: прибыль за два года составила 2 миллиона рублей. Как у неё это получилось?

Екатерина Власенко

Собрали конструктор

К созданию бизнеса Екатерину Власенко подтолкнуло международное образование в сфере менеджмента в магистратуре CEMS MIM. Власенко была вдохновлена тем, как её ровесники в Европе с лёгкостью открывают своё дело и занимаются тем, что им действительно нравится.

Идея для бизнеса появилась благодаря коллеге по научной работе — Святославу Заруцкому (теперь он соучредитель компании). Он тоже экономист-математик. «У нас один научный руководитель, мы часто виделись на общих встречах.

Пока я училась в магистратуре, он работал в Ростовском медицинском университете: делал статистический анализ для медицинских исследований. Стало ясно: ситуация с обработкой данных в медицине плачевная, с этим надо что-то делать.

Так как мне всегда был интересен анализ данных, мы решили реализовывать это вместе», — рассказывает Власенко.

Сначала помогали делать аналитику медикам на проектной основе. После 40 выполненных задач в сфере медицины, биологии и психологии поняли, что многие процессы можно автоматизировать и начали разработку онлайн-сервиса. Cтруктурировали всевозможные аналитические задачи исследователей в медицине и свели обработку данных к конструктору: составлению отчета из ряда готовых компонентов.

«То есть мы и себе упростили работу над заказами, и для неспециалистов сделали такую обработку доступной за счет простого интерфейса», — объясняет Екатерина.

В июле 2015 года она зарегистрировала ИП и вместе с Заруцким открыла агентство по анализу данных. Главным продуктом компании стал онлайн-сервис по подготовке статистического отчёта для различных исследований в течение минуты. Офис в коворкинге получили бесплатно, сайт делали внутренними ресурсами.

Без автоматизации никуда

Как работает сервис Statzilla

Через два месяца после открытия партнёры увидели, что потребность в быстрой обработке данных у исследователей довольно большая.

«Каждый клиент, который к нам обращался, просил сделать всё „еще вчера“, потому что обработка данных, хотя и трудоемкий процесс, но это только часть исследования, результаты нужно интерпретировать» , — вспоминает Екатерина Власенко.

«Ручной» труд аналитиков должен был уйти в прошлое, была нужна автоматизация. В команду взяли четырёх программистов.

«Прелесть IT-стартапов состоит в том, что больших вложений вначале не требуется. Мы начинали работать на проектной основе, поэтому окупались с первого дня, — говорит Власенко. — Все, что зарабатывали (за исключением затрат на еду, конечно), вкладывали в разработку сервиса, оплату услуг программистов».

Почти сразу соучредители Statzilla столкнулись с первой проблемой — было сложно найти доступный канал для продвижения онлайн-сервиса. Продвижение через конференции, лекции и другой образовательный контент давало результаты, но было трудозатратным.

«Пока спрос нас находит сам. Специальных маркетинговых усилий мы не прикладываем, по мере возможности рассказываем о сервисе на мероприятиях. А вот масштабируемые каналы продвижения (контекстная реклама, SMM) пока до сих пор не настроили, как следует», — признаётся Екатерина.

Онлайн-сервисом и статистическими услугами компании пользуются исследователи (медики, биологи, психологи) от студентов до докторов наук как в частном порядке, так и в составе исследовательских центров и институтов.

Конкуренты онлайн-сервиса Statzilla — это частные специалисты по статистике, которые проводят аналитику с использованием пакетов статистического анализа, а текст пишут вручную. Их работа идёт существенно медленнее и стоит дороже. Косвенные конкуренты — это сами пакеты для обработки данных (Statistica, SPSS, Matlab и т.д.). Но все они требуют от пользователя знания статистики и математики.

«Мы создаём сервис, который доступен неспециалисту. К тому же мы единственные в мире, кто не просто реализует расчёты, но и предоставляет на их основе связный текст — выводы о данных (например, „в этой группе исследования наблюдаются статистически значимо повышенные значения такого-то показателя“, а исследователь уже сам объясняет, почему такое может быть)», — говорит Власенко.

Всю прибыль за два года — 2 млн рублей — реинвестировали обратно в развитие. Это было порядка 200 заказов по аналитике для науки (в том числе расчеты для более, чем 50 диссертаций) и 11 бизнес-проектов (в Statzilla почти сразу оказывали услуги по анализу данных и машинному обучению).

Потребности рынка в сервисе Statzilla (по подсчётам самой компании):

  1. Российские ученые, проводящие исследования в частном порядке, — медики, биологи, психологи, социологи — 1,4 млрд рублей (Оценка сделана на основе известного числа защит диссертаций по данным областям и среднего по рынку чека на анализ данных)
  2. Зарубежные ученые — больше 1 млрд долларов
  3. Российские медицинские исследовательские центры, кафедры медицинских вузов, НИИ. — 429 млн рублей.

Это не в космос лететь

Statzilla решает задачи для бизнеса

Исследования компании имеют не только научную ценность, но и практический смысл. Для медицинских целей команда Statzilla провела исследование, которое позволило сокращать издержки и риски для пациента.

Например, в урологии есть заболевание, для диагностики которого сейчас требуется отдельная операция.

А предиктивная экспертная система Statzilla позволила определить пациентов, у которых по клиническим показателям такое заболевание крайне маловероятно, и для них уже не нужно делать эту диагностическую операцию.

Большую часть дохода компании (70%) приносят как раз b2b-проекты. Для одного клиента прогнозировали вероятность покупки на сайте. Сначала клиент, как это часто бывает, просто хотел решить глобальную проблему — повысить конверсию посетителей сайта, и, как следствие, прибыль.

«Именно такой подход мы и любим, — говорит Святослав Заруцкий. — Когда нам дают конечную задачу, а вот методы ее решения уже на нас. У нас был похожий кейс:заказчик тоже хотел повысить продажи, но сам предлагал и контролировал методы исследования.

До решения в итоге мы не добрались».

Чтобы найти решение, нужно понимать, что покупатели на сайте не будут сильно отличаться от «непокупателей» по отдельным факторам. Такое почти невозможно. Различие — это комбинация всех факторов, многофакторная модель или дерево решений. «Методы для науки и бизнеса — одни и те же. Мы не изобретаем велосипеды», — говорит Заруцкий.

Была типичная задача — прогноз вероятности — в данном случае покупки.

То есть для бизнеса целевой показатель тут — покупка, для медицины Statzilla cтроила точно такие же модели, но целевой показатель там — выздоровление пациента. То есть это был не запуск ракеты в космос.

И в том, и в другом случае Statzilla строит математическую модель, в которой участвуют факторы, которые связаны с покупкой/выздоровлением.

Сначала исследователи пытались понять, по каким факторам покупатели статистически значимо отличаются от «непокупателей». Весь процесс занял 2 месяца: нужно было рассмотреть все факторы, влияющие на покупку.

Для этого вникали во все этапы, через которые проходит клиент на сайте.

Анализировали время, проведенное на сайте, число отправленных сообщений в чате поддержки, характеристики профиля клиента на сайте (есть ли фото, телефон), сколько фотографий у клиента в соцсетях, в каких он состоит группах, какие слушает аудиозаписи.

Использование такой модели предсказания вероятности покупки каждого нового посетителя сайта позволило повысить конверсию в 2 раза. Заказ стоил несколько сотен тысяч рублей.

сложность была связана с тем, чтобы перейти от неточно сформулированных задач к точно сформулированным задачам анализа данных. И чтобы перейти от точных результатов анализа данных к их объяснению заказчику. «Но и это совпадает со сферой науки, — говорит Заруцкий.

— На удивление ученый, ставящий эксперимент, также очень часто не понимает, что же он хочет оценить, посчитать, сравнить».

Машинное обучение и нейросети

Компания также помогает сегментировать покупателей — это инсайт для маркетологов. «В отличие от классической и уже малоэффективной стратификации по полу, возрасту, мы делим сегменты потребителей по ряду более детальных характеристик. Это дает возможность более точной, целевой настройки рекламы и, как следствие, более низкой цены клика/показа», — делится Екатерина Власенко.

Партнёры уверены, что по этой услуге конкурентов можно пересчитать по пальцам: «Это довольно уникальные задачи.

Подобные услуги могут предложить лишь московские компании, занимающиеся машинным обучением.

Маркетинговые компании с классическим подходом анализируют сегменты, но они не предлагают математических моделей, которые в режиме реального времени дают оценку вероятности покупки для клиента».

Екатерина признаётся, что у компании есть сложности с кадрами.

«При всей популярности анализа данных и шумихи вокруг таких явлений как машинное обучение и нейросети, у нас нет хороших образовательных программ и соответственно нет специалистов.

Есть, правда, много ребят, посмотревших пару образовательных курсов на , Coursera, но этого, мягко говоря, недостаточно. Поэтому выращиваем пока все компетенции внутри компании», — рассказывает Екатерина.

В Statzilla принимают аналитиков с уже базовым знанием классической математической статистики. Затем проводят внутреннее обучение по статистической обработке для погружения в специфику медико-биологических исследований.

Новичков загружают практикой с первого дня — принцип «learn by doing».

Дальше сотрудник выбирает наиболее интересное ему направление — классический статистический анализ или машинное обучение, и его подключают к таким проектам.

«Наша основная трудность кроется в маркетинге, — считает Власенко. — Наша целевая аудитория не подозревает, что есть простое решение их проблемы, и не ищет это в поисковиках. Рынок не всегда оказывается готов к сильно инновационному решению, как наше. Но у нас часто заказывают исследования во второй раз одни и те же клиенты: им нравится».

Молодая компания уже занимала призовые места в конкурсах «Молодой инноватор года 2015», «Эврика 2016», а в 2017 году стала победителем Национальной премии «Бизнес-Успех». Но развитие продолжается. Новое направление — это автоматизация маркетинговых исследований.

В маркетинге используют те же самые методы статистической обработки данных, что и в медицине, биологии. Это перспективно, потому что те агентства, которые не просто считают арифметическое среднее, а делают именно статистический анализ, выигрывают на фоне конкурентов.

Компания только хочет тестировать этот рынок. «Ну и само собой, мы бы хотели выйти за рубеж, — добавляет Екатерина.

— Сначала мы думали, что такой проблемы нет за рубежом, но за время моей поездки в США по программе для российских предпринимателей я выяснила, что там существуют те же самые потребности». Продавать на иностранных рынках планируют дороже.

Например, час работы статистика в США стоит $200. Сервис переводят на английский язык, чтобы так же запустить тесты на новом рынке.

Источник: https://vc.ru/flood/28258-kak-zarabotat-na-statisticheskih-issledovaniyah-dlya-uchenyh-po-vsemu-miru

Как заработать на науке – время других стартапов | Rusbase

Научные Исследования За Деньги

Долгие годы венчурным инвесторам было гораздо проще вложиться в мобильное приложение, чем в научный проект. Однако сейчас все изменилось. О том, почему время научных стартапов настало именно сейчас, и что делать будущим предпринимателям из научной среды рассказала Гульнара Биккулова, заместитель генерального директора РВК.

Как заработать на науке – время других стартапов Гульнара Биккулова

Несколько лет назад слово «стартап» в России прочно ассоциировалось только с интернет-проектами. Большинство сделок на венчурном рынке совершались непрофессиональными инвесторами, для которых веяния моды были важнее, чем разумная оценка окупаемости проекта.

Инвесторам было проще вложиться в мобильное приложение, чем оценивать комплексные риски научных проектов. Сегодня рынок, наконец, созревает для работы с более консервативными секторами экономики.

Одной из главных открытий в российской инновационно-венчурной экосистеме за последнее время: проекты из области фундаментальной науки могут приносить деньги своим создателям.

https://www.youtube.com/watch?v=HTZFN85EzDQ

Под влиянием импортозамещения и с приходом на рынок корпоративных инвесторов волна предпринимательства дошла до тех отраслей, где заниматься технологическими проектами было невыгодно. Со стороны венчурных инвесторов и корпораций обозначается спрос на такие стартапы.

Это зарождающийся тренд.

Изменения не очень заметны в финансовом эквиваленте, но в обзоре российской венчурной индустрии за 2015 год в секторе биотехнологий было отмечено увеличение числа сделок с 6 до 39 по сравнению с предыдущим годом, а количество сделок в промышленной сфере выросло с 10 до 15. В рамках акселератора GenerationS, который проводит РВК, мы тоже наблюдаем эту тенденцию: ежегодно самыми популярными по числу заявок становятся промышленное, биотехнологическое и медицинское направления.

Развитию научных, промышленных, медицинских стартапов способствует ряд причин:

  1. Во-первых, постепенно наполняется жизнью инфраструктура: технопарки, бизнес-инкубаторы, акселераторы. В российских университетах также появляются программы по коммерциализации научных разработок.
  2. Во-вторых, появляются профессиональные инвесторы, которые готовы работать с проектами реальной экономики и разбираются в узких темах.
  3. В-третьих, реализуются программы господдержки научных проектов. У предпринимателей появляется осознание того, что они развивают свои проекты не в одиночку.

Наконец, важный стимул для научного предпринимательства – это идейный кризис в традиционном корпоративном мире. Мир меняется, становится более конкурентным, все находятся в состоянии поиска идей и проектов. Инновационная экосистема во многом формируется из экспериментов людей, достигших карьерного потолка.

К решению создать свой бизнес приходят и ученые, и предприниматели, и сотрудники крупных компаний. Для многих это реальная возможность творчески заниматься тем, что им интересно.

Кроме того, сегодня на российском рынке в сфере инноваций сформировалась достаточно комфортная среда с высоким интеллектуальным уровнем всех участников, где принято поддерживать тех, кто рискует инвестировать или создавать свой бизнес.

Неслучайно то, что происходит в венчурной отрасли, иногда называют «инновационной песочницей». Так описывают не только масштаб проекта, но и специальные, комфортные условия его реализации.

Одна из важных задач РВК – показать людям с перспективными идеями, что есть возможность заработать на науке. Людям с научно-техническими компетенциями необходимо получить навыки построения бизнес-плана, маркетинговой стратегии, линии защиты интеллектуальной собственности, узнать об инструментах государственной поддержки, поиске потенциальных партнеров и заказчиков.

Если тезисно отвечать на вопрос, что делать будущим предпринимателям из научной среды, можно дать следующие советы:

  • Пробуйте разные стратегии. Всегда сложно сделать первый шаг, но нужно помнить, что сфера инноваций дает большую свободу в выборе разных карьерных и жизненных траекторий, предоставляя возможность использовать прежде всего интеллектуальный и креативный потенциал. Можно стать собственником бизнеса, войти в команду существующего стартапа в качестве сотрудника или консультанта, стать отраслевым экспертом для инвесторов и стартапов.
  • Ищите свою команду. Успех бизнеса – это всегда командный результат. Независимо от того, являетесь ли Вы лидером или присоединяетесь к существующей команде, важно найти своих единомышленников и четко договориться о зонах ответственности на берегу.
  • Умейте брать ответственность. Некоторые ученые, пытающиеся стать предпринимателями, живут в концепции «все мне должны за то, что я решился на такой ответственный шаг» и неудачи воспринимают как недостаток поддержки со стороны окружающих. На самом деле предпринимательская культура предполагает высокий уровень личностной зрелости и ответственности, до которого нужно дорасти.
  • Будьте лучшим экспертом в своей теме. Мы часто видим проекты, которые позиционируются как уникальные и не имеющие аналогов в мире. Однако это убеждение иногда основано на устаревшей информации. Сегодня отрасли меняются очень быстро, каждый день появляются новые стартапы. В то же время мир становится все более и более информационно прозрачным и следить за тем, что происходит в тех или иных отраслях, становится все проще. Обращайте внимание на больших игроков своей сферы. Компании из Кремниевой долины масштаба IBM регулярно проводят технологические советы, где совместно со стартапами обсуждают технологии будущего и включают перспективные разработки в долгосрочный стратегический план.
  • Общайтесь. Умение кооперироваться и взаимодействовать с людьми – это действительно важно. «Нетворкинг в коворкинге» может быть и стал мемом, но общение в неформальной обстановке с коллегами поможет вам развиваться. Общение как минимум необходимо для того, чтобы быть в курсе существующих трендов.
  • Учитесь. Технологической экспертизы недостаточно для грамотного ведения бизнеса. Этот факт зачастую игнорируется. При этом получение бизнес-навыков не всегда предполагает плату. В России действует несколько десятков региональных стартап-школ, а также проводятся бизнес-интенсивы.
  • Становитесь частью сообщества. Если проект перспективен, достаточно попасть на радары ключевых участников сообщества, чтобы тебя заметили и помогали развиваться.

Материалы по теме:

25 стартапов 2016 года, которые могут стать миллиардерами

Скоро каждый сможет создать собственную нейросеть

Как стартапы могут использовать данные, чтобы стать умнее

Как венчурный инвестор видит рынок виртуальной и дополненной реальности

Я превратил двухнедельную подработку в успешный стартап

Британский подросток заработал £48 тысяч, давая имена китайским детям

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Про другие виды рассылок можно узнать в разделе ПОДПИСКА

Источник: https://rb.ru/opinion/vremya-nauchnyh/

Хождение по наукам: как заработать молодому ученому

Научные Исследования За Деньги

Россия по-прежнему остается одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам занятости в науке. Тем не менее эксперты отмечают сокращение доли исследователей.

А ученые подмечают, что молодежь неохотно выбирает эту стезю и не всегда из-за того, что считает ее низкооплачиваемой.

Какие тренды диктует современная наука, как пробивают себе дорогу молодые инноваторы и можно ли сейчас в России зарабатывать мозгами — в материале «Известий».

Одним пальцем

Вечер четверга. В библиотеке Омского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук собираются молодые ученые, победители программы «УМНИК», созданной Фондом содействия инновациям.

Выбрать лучшие проекты в нынешнем сезоне было нелегко. На региональный конкурс поступило более 60 заявок, лучшими стали 15 человек, которые получат по 500 тыс.

рублей на реализацию своих инновационных проектов.

Один из победителей, аспирант Омского государственного политехнического университета Артемий Кабанов, создает программно-аппаратный комплекс для сбора и фильтрации сигналов управления протезами.

— Идея заключается в том, чтобы разработать систему, которая будет определять паттерны движения руки. Значительная часть существующих протезов, к сожалению, не позволяет делать большое количество движений под желание пользователя, — говорит Артемий.

— С помощью моей разработки можно будет сгруппировать определенные наборы движений, как минимум два основных, — открытие и закрытие кисти руки, сжатие и разжатие. В зависимости от проведенных исследований, результатов, от которых можно оттолкнуться, решим, какие типы движений добавим еще.

Самым идеальным вариантом было бы выделение паттерна пальца.

Пока, как утверждает Артемий, никто не создал протез, который выделял бы каждый палец, — вся проблема в особом построении мышц на руке. Поэтому определить, каким пальцем человек хочет пошевелить, какой поднять, сложно. Итогом долгой работы должна стать небольшая плата размером с мобильный телефон. В ней будет аппаратная часть и программа, также написанная молодым ученым.

Корпорации двигают инновации

Артемий Кабанов приехал в Омск из Казахстана, признается, что целенаправленно, — чтобы поступить в вуз и остаться в России.

— Первая статья была опубликована на первом курсе. Для меня, как человека, только что окончившего школу, конечно, это стало событием, — рассказывает он.

В какой-то момент студент понял, что подобная научная активность вполне позволяет выжить. В то время перед Артемием стоял выбор — либо искать подработку, трудясь официантом или барменом в кафе, либо идти по научной стезе, учась на отлично. Выбор был сделан в пользу науки.

omgtu.ru

Артемий Кабанов

— Стипендия была неплохой, и я мог позволить себе жить, не думая о дополнительных доходах, — вспоминает ученый.

Представитель Фонда содействия инновациям, доктор экономических наук Виталий Алещенко считает, что очень важно рассказать подрастающему поколению ученых о современных трендах, которые в наши дни смещаются в сторону интересов крупных корпораций. На руку отечественным инноваторам сыграли и санкции — бизнес нуждается в собственных разработках.

— Тренд, когда ученый что-то изобрел и ищет, кому бы это продать, прошел. Сейчас к нам обращаются крупные корпорации, говоря: нужен такой-то продукт, пожалуйста, предлагайте свои проекты, — объясняет Виталий Алещенко. — И мы «умников» ориентируем именно на это. Потому что, если они будут работать под конкретные задачи, создавая конкретный продукт, он будет востребован и его точно купят.

Наука конкурирует за людей

Эксперты из Института статистических исследований и экономики знаний НИУ «Высшая школа экономики» отмечают: несмотря на то что Россия остается одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам занятости в науке, уступая лишь Китаю, США и Японии, численность исследователей снижается. В 2017 году она составляла 359,8 тыс. человек (на 2,9% ниже по сравнению с предыдущим годом). За период с 2008 года численность снизилась на 4,3%, сокращаясь в среднем на 0,5% в год.

— Многие подходы советского времени к привлечению молодежи в науку сохранились. Например, в регионах, в том числе в Омской области, до сих пор действует мощная система кружков по математике.

Повсюду есть сильные школы, которые готовят олимпиадников, поступающих потом в лучшие вузы страны, — поясняет доктор физико-математических наук, директор физтех-школы прикладной математики и информатики, профессор Андрей Райгородский. — Но, конечно, есть и различия.

В советское время люди росли от младшего до главного научного сотрудника, получая прибавку с каждой новой ступенью. Сейчас определенности и предсказуемости стало меньше, но появилась возможность хорошо зарабатывать, не дожидаясь повышений.

Для молодых ученых теперь нет никаких границ. Они сами формируют свой доход из университетских надбавок, грантов и участия в коммерческих проектах.

Удержание молодых кадров в науке стало одной из тем на прошедшем не так давно Красноярском экономическом форуме. По словам заместителя министра науки и высшего образования России Григория Трубникова, в ближайшие пять-шесть лет государство в рамках нацпроекта «Наука» вложит примерно полтриллиона рублей в науку и университеты.

— Университеты в любом городе — это главный драйвер, который может быстро изменить окружающую действительность и создать комфортную городскую среду, — отметил Трубников.

Эксперты Института статистических исследований и экономики знаний полагают, что предпринимаемые в последние годы меры по привлечению и закреплению молодежи в научно-технической сфере, в том числе поддержка молодых кандидатов и докторов наук, способствовали росту этой когорты ученых. Сейчас самую многочисленную возрастную группу исследователей (91,4 тыс. человек) составляют молодые люди в возрасте от 30 до 39 лет. За 2006–2017 годы их численность выросла в 1,8 раза (с 13,1 до 25,4%).

—Имеется и дальнейший потенциал роста — доля исследователей в возрасте до 29 лет увеличилась на 1,4 процентных пункта и в 2017 году составила примерно пятую часть (18,4%) исследовательского корпуса страны, — говорится в исследовании института.

Вместе с тем научная карьера пока менее привлекательна для учащейся молодежи, лишь десятая часть студентов ставит себе такую цель.

— Сегодня привлечь молодежь в науку сложнее, чем во времена СССР, потому что, во-первых, идет конкуренция с другими благами за человека — наука конкурирует за людей, во-вторых, у молодых людей нет сильной мотивации для занятия наукой ни в обществе в целом, ни в социальном плане, ни во внутренней политике — отсутствуют амбициозные научные цели, — считает ученый, лауреат Государственной премии СССР, кандидат физико-математических наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ Евгений Палкин.

— Сейчас сложился дисбаланс, когда интерес и потребность в отечественных инновациях в обществе велики, и вроде бы есть человеческий ресурс для его реализации, а базовых идей, того фундамента, на котором растет инноваторство, нет, — считает доктор биологических наук, профессор МГУ, завлаборатории геномики и эпигеномики ФИЦ Биотехнологии РАН, и.о.

декана медико-биологического факультета РНИМУ им Н. И. Пирогова Егор Прохорчук. — В фундаментальную науку молодежь с каждым годом идет всё менее и менее охотно, и дело даже не в финансах. Причина в исходной точке: нет заложенной с детства и поддержанной социумом потребности в созидании.

Ведь созидание — это тяжкий труд, разочарования, неудачи, упорство, новые попытки, страхи и сомнения… Сейчас это не в моде. Инноватор же не открывает завесу над бездной непознанного, он применяет уже сгенерированное знание к востребованным областям жизнедеятельности человека. Нужно ли это? Архинужно! Важно ли это для прогресса? Архиважно.

Но все инновации растут на гумусе фундаментального знания и заранее подготовленных кадров, а он должен генерироваться непрерывно и в огромных масштабах, чтобы идей и кадров хватило на всех.

Новая тектоническая подвижка, вероятно, случится при освобождении серьезных человеческих ресурсов благодаря переходу экономики к системам искусственного интеллекта. Искусственный интеллект может многое, но не может созидать нечто большее, чем он сам является.

Поэтому освобожденное творческое начало в виде хорошо образованных офисных работников, служащих, клерков может быть использовано для нашего созидательного рывка. Интеграция этих людей в процессы генерации нового знания будет зависеть от способности образовательной инфраструктуры всех уровней перейти на воспитание созидателей.

Дотянуться до звезд

Но ученые-практики призывают не драматизировать ситуацию, ведь процент тех, кто готов посвятить себя науке, был во все времена не очень высок.

— Молодым специалистам, занимающимся наукой, очень важно иметь возможность реализовать свои идеи, участвовать в перспективных разработках и проектах.

В научной работе приходится сталкиваться с целым рядом трудностей, например, поиск грантов и их получение, формирование научного коллектива для решения задач, поиск оборудования, материалов, помещений и многое другое, не говоря уж о трудностях с самой научной работой, — говорит руководитель СКБ «Робототехника» Московского института электронной техники (МИЭТ), преподаватель Института нано- и микросистемной техники МИЭТ Станислав Шепелев. — Можно рассматривать возможность работы за рубежом, но и там реализовать себя в научной сфере непросто. Для себя я выбрал путь работы в российской науке, так как хочу приносить пользу, развивать научный потенциал и готовить молодых специалистов именно для своей страны.

Хотя по наблюдениям его старшего коллеги Олега Бартунова, научного сотрудника Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга, в советский период желающих заняться наукой было больше. Всё из-за того, что в современной России молодые люди в первую очередь должны обеспечить себя.

Стипендия не покрывает возрастающие расходы, а богатые родители есть не у всех.

Наука, по мнению ученого, в наши дни становится грантовой, быстрой, командной, так как время увлеченных одиночек прошло, идет мощнейшая специализация, а многие открытия происходят на стыке науки и информационных технологий.

— В России положение науки нестабильно, поэтому многие действительно уезжают из страны за перспективами и возможностями, — говорит Бартунов.

— В 1980-х я сам, вдохновленный идеей астрофизика Владимира Липунова о том, что каждые две секунды должна вспыхивать сверхновая звезда, написал программу, которая позволяла бы гарантированно в месяц открывать по одной сверхновой. Но, к сожалению, у нас в то время не было технологий автоматизации наблюдений через телескопы.

И через несколько лет это же открытие было сделано в Беркли, США. Так что современная наука сильно поменялась, но новейшие технологии, в том числе у нас в стране, открывают большие перспективы, и в наших силах научиться извлекать истинные знания.

Источник: https://iz.ru/868703/viktoriia-strelnikova/khozhdenie-po-naukam-kak-zarabotat-molodomu-uchenomu

6 легальных способов заработать на собственном теле

Научные Исследования За Деньги

Не самый прибыльный, но очень полезный вариант. Донорская кровь помогает спасать жизни людей. Так что не обязательно надевать плащ и маску ради героических поступков — достаточно закатать рукав.

Сколько можно заработать

Кровь можно сдавать на безвозмездной основе или за деньги. Государство готово платить за донорство в одном из этих случаев:

  • У вас редкий фенотип крови, установленный при предыдущих сдачах.
  • У вас в крови нет определённых антигенов эритроцитов.
  • Вы можете быть допущены к сдаче плазмы, тромбоцитов, эритроцитов, лейкоцитов методом афереза.

В первых двух случаях вам заплатят 8% от величины прожиточного минимума трудоспособного населения в регионе — около 930 рублей. За донации методом афереза можно получить от 15 до 45% — это примерно 1,8–5,2 тысячи.

Возмездное донорство не очень приветствуется, так как может привлечь нежелательных людей, которые ради наживы будут скрывать истинное состояние здоровья.

Кроме того, такой важный для жизни компонент, как кровь, не должен становиться товаром. Поэтому, если вы сдаёте её за деньги, никаких льгот и компенсаций вам не положено.

Если же вы не претендуете на оплату, то можете рассчитывать на некоторые преимущества.

Обед или его компенсация

Чтобы восстановить силы после сдачи крови, донору положен обед за счёт учреждения. В некоторых случаях — при проведении процедуры в мобильных комплексах или по письменному заявлению донора — его заменяют выплатой в размере не менее 5% от прожиточного минимума трудоспособного населения в регионе.

Кроме того, субъект может установить дополнительную компенсацию донорам, но из-за недофинансирования бюджета делают так не везде.

В Москве это 4 080 рублей за сдачу 450 мл крови, 3 600 рублей — за 600 мл плазмы, 5 670 рублей — за донацию тромбоцитов, 6 000 — эритроцитов. Дополнительная компенсация в Санкт-Петербурге составляет 544 рубля.

В Свердловской области готовы заплатить 2 000 донорам, которые в течение года сдали кровь или её компоненты трижды.

Выходные

Донор освобождается от работы в день сдачи крови и имеет право на дополнительный день отдыха. По договорённости с работодателем эти выходные можно перенести или присоединить к отпуску.

За дни отдыха начисляется средняя заработная плата — как за отпускные. Так что вы получаете хоть и косвенный, но доход.

Ежегодные выплаты

Почётные доноры могут претендовать на ежегодную выплату от государства. В 2019 году её размер составляет 14 145,98 рубля.

Чтобы стать почётным донором, нужно пойти по одному из следующих сценариев и безвозмездно сдать:

  • кровь 40 раз;
  • плазму 60 раз;
  • кровь от 25 раз и «добить» донорство до 40 раз плазмой;
  • кровь до 25 раз, но тогда плазмой придётся добирать общее количество сдач до 60 раз.

Как стать донором

Сдавать кровь может совершеннолетний человек с весом более 50 килограмм без хронических и заразных заболеваний. Есть и временные ограничения для донорства. В их числе:

  • Беременность и кормление грудью — необходимо подождать год после родов или 3 месяца после окончания лактации.
  • Менструация — 5 дней.
  • Удаление зуба — 10 дней.
  • Нанесение татуировки, пирсинг или лечение иглоукалыванием — 1 год.
  • Ангина, грипп, ОРВИ — 1 месяц с момента выздоровления.
  • Прививки — зависит от вида.
  • Приём алкоголя — 48 часов.

Чтобы сдать кровь, нужно обратиться на местную станцию переливания или принять участие в донорской акции.

Как заработать на статистических исследованиях для учёных по всему миру — Офтоп на vc.ru

Научные Исследования За Деньги
Научные Исследования За Деньги

История развития сервиса для обработки данных Statzilla.

Екатерина Власенко открыла компанию Statzilla 2,5 года назад после учебы в Европе. Оказалось, что в Ростове-на-Дону (да и не только) анализ и статистическая обработка данных для научных исследований и бизнеса востребованы на высоком уровне.

Появился онлайн-сервис, который в течение минуты готовил статистические отчёты для различных исследований. “Мы хотели в меру своих возможностей повысить качество российской науки в мире. У нас не было цели делать бизнес ради бизнеса”, – признаётся Екатерина Власенко.

Но бизнес принёс деньги: прибыль за два года составила 2 миллиона рублей. Как у неё это получилось?

Екатерина Власенко

Собрали конструктор

К созданию бизнеса Екатерину Власенко подтолкнуло международное образование в сфере менеджмента в магистратуре CEMS MIM. Власенко была вдохновлена тем, как её ровесники в Европе с лёгкостью открывают своё дело и занимаются тем, что им действительно нравится.

Идея для бизнеса появилась благодаря коллеге по научной работе — Святославу Заруцкому (теперь он соучредитель компании). Он тоже экономист-математик. «У нас один научный руководитель, мы часто виделись на общих встречах.

Пока я училась в магистратуре, он работал в Ростовском медицинском университете: делал статистический анализ для медицинских исследований. Стало ясно: ситуация с обработкой данных в медицине плачевная, с этим надо что-то делать.

Так как мне всегда был интересен анализ данных, мы решили реализовывать это вместе», — рассказывает Власенко.

Сначала помогали делать аналитику медикам на проектной основе. После 40 выполненных задач в сфере медицины, биологии и психологии поняли, что многие процессы можно автоматизировать и начали разработку онлайн-сервиса. Cтруктурировали всевозможные аналитические задачи исследователей в медицине и свели обработку данных к конструктору: составлению отчета из ряда готовых компонентов.

«То есть мы и себе упростили работу над заказами, и для неспециалистов сделали такую обработку доступной за счет простого интерфейса», — объясняет Екатерина.

В июле 2015 года она зарегистрировала ИП и вместе с Заруцким открыла агентство по анализу данных. Главным продуктом компании стал онлайн-сервис по подготовке статистического отчёта для различных исследований в течение минуты. Офис в коворкинге получили бесплатно, сайт делали внутренними ресурсами.

Без автоматизации никуда

Как работает сервис Statzilla

Через два месяца после открытия партнёры увидели, что потребность в быстрой обработке данных у исследователей довольно большая.

«Каждый клиент, который к нам обращался, просил сделать всё „еще вчера“, потому что обработка данных, хотя и трудоемкий процесс, но это только часть исследования, результаты нужно интерпретировать» , — вспоминает Екатерина Власенко.

«Ручной» труд аналитиков должен был уйти в прошлое, была нужна автоматизация. В команду взяли четырёх программистов.

«Прелесть IT-стартапов состоит в том, что больших вложений вначале не требуется. Мы начинали работать на проектной основе, поэтому окупались с первого дня, — говорит Власенко. — Все, что зарабатывали (за исключением затрат на еду, конечно), вкладывали в разработку сервиса, оплату услуг программистов».

Почти сразу соучредители Statzilla столкнулись с первой проблемой — было сложно найти доступный канал для продвижения онлайн-сервиса. Продвижение через конференции, лекции и другой образовательный контент давало результаты, но было трудозатратным.

«Пока спрос нас находит сам. Специальных маркетинговых усилий мы не прикладываем, по мере возможности рассказываем о сервисе на мероприятиях. А вот масштабируемые каналы продвижения (контекстная реклама, SMM) пока до сих пор не настроили, как следует», — признаётся Екатерина.

Онлайн-сервисом и статистическими услугами компании пользуются исследователи (медики, биологи, психологи) от студентов до докторов наук как в частном порядке, так и в составе исследовательских центров и институтов.

Конкуренты онлайн-сервиса Statzilla — это частные специалисты по статистике, которые проводят аналитику с использованием пакетов статистического анализа, а текст пишут вручную. Их работа идёт существенно медленнее и стоит дороже. Косвенные конкуренты — это сами пакеты для обработки данных (Statistica, SPSS, Matlab и т.д.). Но все они требуют от пользователя знания статистики и математики.

«Мы создаём сервис, который доступен неспециалисту. К тому же мы единственные в мире, кто не просто реализует расчёты, но и предоставляет на их основе связный текст — выводы о данных (например, „в этой группе исследования наблюдаются статистически значимо повышенные значения такого-то показателя“, а исследователь уже сам объясняет, почему такое может быть)», — говорит Власенко.

Всю прибыль за два года — 2 млн рублей — реинвестировали обратно в развитие. Это было порядка 200 заказов по аналитике для науки (в том числе расчеты для более, чем 50 диссертаций) и 11 бизнес-проектов (в Statzilla почти сразу оказывали услуги по анализу данных и машинному обучению).

Потребности рынка в сервисе Statzilla (по подсчётам самой компании):

  1. Российские ученые, проводящие исследования в частном порядке, — медики, биологи, психологи, социологи — 1,4 млрд рублей (Оценка сделана на основе известного числа защит диссертаций по данным областям и среднего по рынку чека на анализ данных)
  2. Зарубежные ученые — больше 1 млрд долларов
  3. Российские медицинские исследовательские центры, кафедры медицинских вузов, НИИ. — 429 млн рублей.

Это не в космос лететь

Statzilla решает задачи для бизнеса

Исследования компании имеют не только научную ценность, но и практический смысл. Для медицинских целей команда Statzilla провела исследование, которое позволило сокращать издержки и риски для пациента.

Например, в урологии есть заболевание, для диагностики которого сейчас требуется отдельная операция.

А предиктивная экспертная система Statzilla позволила определить пациентов, у которых по клиническим показателям такое заболевание крайне маловероятно, и для них уже не нужно делать эту диагностическую операцию.

Большую часть дохода компании (70%) приносят как раз b2b-проекты. Для одного клиента прогнозировали вероятность покупки на сайте. Сначала клиент, как это часто бывает, просто хотел решить глобальную проблему — повысить конверсию посетителей сайта, и, как следствие, прибыль.

«Именно такой подход мы и любим, — говорит Святослав Заруцкий. — Когда нам дают конечную задачу, а вот методы ее решения уже на нас. У нас был похожий кейс:заказчик тоже хотел повысить продажи, но сам предлагал и контролировал методы исследования.

До решения в итоге мы не добрались».

Чтобы найти решение, нужно понимать, что покупатели на сайте не будут сильно отличаться от «непокупателей» по отдельным факторам. Такое почти невозможно. Различие — это комбинация всех факторов, многофакторная модель или дерево решений. «Методы для науки и бизнеса — одни и те же. Мы не изобретаем велосипеды», — говорит Заруцкий.

Была типичная задача — прогноз вероятности — в данном случае покупки.

То есть для бизнеса целевой показатель тут — покупка, для медицины Statzilla cтроила точно такие же модели, но целевой показатель там — выздоровление пациента. То есть это был не запуск ракеты в космос.

И в том, и в другом случае Statzilla строит математическую модель, в которой участвуют факторы, которые связаны с покупкой/выздоровлением.

Сначала исследователи пытались понять, по каким факторам покупатели статистически значимо отличаются от «непокупателей». Весь процесс занял 2 месяца: нужно было рассмотреть все факторы, влияющие на покупку.

Для этого вникали во все этапы, через которые проходит клиент на сайте.

Анализировали время, проведенное на сайте, число отправленных сообщений в чате поддержки, характеристики профиля клиента на сайте (есть ли фото, телефон), сколько фотографий у клиента в соцсетях, в каких он состоит группах, какие слушает аудиозаписи.

Использование такой модели предсказания вероятности покупки каждого нового посетителя сайта позволило повысить конверсию в 2 раза. Заказ стоил несколько сотен тысяч рублей.

сложность была связана с тем, чтобы перейти от неточно сформулированных задач к точно сформулированным задачам анализа данных. И чтобы перейти от точных результатов анализа данных к их объяснению заказчику. «Но и это совпадает со сферой науки, — говорит Заруцкий.

— На удивление ученый, ставящий эксперимент, также очень часто не понимает, что же он хочет оценить, посчитать, сравнить».

Машинное обучение и нейросети

Компания также помогает сегментировать покупателей — это инсайт для маркетологов. «В отличие от классической и уже малоэффективной стратификации по полу, возрасту, мы делим сегменты потребителей по ряду более детальных характеристик. Это дает возможность более точной, целевой настройки рекламы и, как следствие, более низкой цены клика/показа», — делится Екатерина Власенко.

Партнёры уверены, что по этой услуге конкурентов можно пересчитать по пальцам: «Это довольно уникальные задачи.

Подобные услуги могут предложить лишь московские компании, занимающиеся машинным обучением.

Маркетинговые компании с классическим подходом анализируют сегменты, но они не предлагают математических моделей, которые в режиме реального времени дают оценку вероятности покупки для клиента».

Екатерина признаётся, что у компании есть сложности с кадрами.

«При всей популярности анализа данных и шумихи вокруг таких явлений как машинное обучение и нейросети, у нас нет хороших образовательных программ и соответственно нет специалистов.

Есть, правда, много ребят, посмотревших пару образовательных курсов на , Coursera, но этого, мягко говоря, недостаточно. Поэтому выращиваем пока все компетенции внутри компании», — рассказывает Екатерина.

В Statzilla принимают аналитиков с уже базовым знанием классической математической статистики. Затем проводят внутреннее обучение по статистической обработке для погружения в специфику медико-биологических исследований.

Новичков загружают практикой с первого дня — принцип «learn by doing».

Дальше сотрудник выбирает наиболее интересное ему направление — классический статистический анализ или машинное обучение, и его подключают к таким проектам.

«Наша основная трудность кроется в маркетинге, — считает Власенко. — Наша целевая аудитория не подозревает, что есть простое решение их проблемы, и не ищет это в поисковиках. Рынок не всегда оказывается готов к сильно инновационному решению, как наше. Но у нас часто заказывают исследования во второй раз одни и те же клиенты: им нравится».

Молодая компания уже занимала призовые места в конкурсах «Молодой инноватор года 2015», «Эврика 2016», а в 2017 году стала победителем Национальной премии «Бизнес-Успех». Но развитие продолжается. Новое направление — это автоматизация маркетинговых исследований.

В маркетинге используют те же самые методы статистической обработки данных, что и в медицине, биологии. Это перспективно, потому что те агентства, которые не просто считают арифметическое среднее, а делают именно статистический анализ, выигрывают на фоне конкурентов.

Компания только хочет тестировать этот рынок. «Ну и само собой, мы бы хотели выйти за рубеж, — добавляет Екатерина.

— Сначала мы думали, что такой проблемы нет за рубежом, но за время моей поездки в США по программе для российских предпринимателей я выяснила, что там существуют те же самые потребности». Продавать на иностранных рынках планируют дороже.

Например, час работы статистика в США стоит $200. Сервис переводят на английский язык, чтобы так же запустить тесты на новом рынке.

Источник: https://vc.ru/flood/28258-kak-zarabotat-na-statisticheskih-issledovaniyah-dlya-uchenyh-po-vsemu-miru

Как заработать на науке – время других стартапов | Rusbase

Научные Исследования За Деньги

Долгие годы венчурным инвесторам было гораздо проще вложиться в мобильное приложение, чем в научный проект. Однако сейчас все изменилось. О том, почему время научных стартапов настало именно сейчас, и что делать будущим предпринимателям из научной среды рассказала Гульнара Биккулова, заместитель генерального директора РВК.

Как заработать на науке – время других стартапов Гульнара Биккулова

Несколько лет назад слово «стартап» в России прочно ассоциировалось только с интернет-проектами. Большинство сделок на венчурном рынке совершались непрофессиональными инвесторами, для которых веяния моды были важнее, чем разумная оценка окупаемости проекта.

Инвесторам было проще вложиться в мобильное приложение, чем оценивать комплексные риски научных проектов. Сегодня рынок, наконец, созревает для работы с более консервативными секторами экономики.

Одной из главных открытий в российской инновационно-венчурной экосистеме за последнее время: проекты из области фундаментальной науки могут приносить деньги своим создателям.

https://www.youtube.com/watch?v=HTZFN85EzDQ

Под влиянием импортозамещения и с приходом на рынок корпоративных инвесторов волна предпринимательства дошла до тех отраслей, где заниматься технологическими проектами было невыгодно. Со стороны венчурных инвесторов и корпораций обозначается спрос на такие стартапы.

Это зарождающийся тренд.

Изменения не очень заметны в финансовом эквиваленте, но в обзоре российской венчурной индустрии за 2015 год в секторе биотехнологий было отмечено увеличение числа сделок с 6 до 39 по сравнению с предыдущим годом, а количество сделок в промышленной сфере выросло с 10 до 15. В рамках акселератора GenerationS, который проводит РВК, мы тоже наблюдаем эту тенденцию: ежегодно самыми популярными по числу заявок становятся промышленное, биотехнологическое и медицинское направления.

Развитию научных, промышленных, медицинских стартапов способствует ряд причин:

  1. Во-первых, постепенно наполняется жизнью инфраструктура: технопарки, бизнес-инкубаторы, акселераторы. В российских университетах также появляются программы по коммерциализации научных разработок.
  2. Во-вторых, появляются профессиональные инвесторы, которые готовы работать с проектами реальной экономики и разбираются в узких темах.
  3. В-третьих, реализуются программы господдержки научных проектов. У предпринимателей появляется осознание того, что они развивают свои проекты не в одиночку.

Наконец, важный стимул для научного предпринимательства – это идейный кризис в традиционном корпоративном мире. Мир меняется, становится более конкурентным, все находятся в состоянии поиска идей и проектов. Инновационная экосистема во многом формируется из экспериментов людей, достигших карьерного потолка.

К решению создать свой бизнес приходят и ученые, и предприниматели, и сотрудники крупных компаний. Для многих это реальная возможность творчески заниматься тем, что им интересно.

Кроме того, сегодня на российском рынке в сфере инноваций сформировалась достаточно комфортная среда с высоким интеллектуальным уровнем всех участников, где принято поддерживать тех, кто рискует инвестировать или создавать свой бизнес.

Неслучайно то, что происходит в венчурной отрасли, иногда называют «инновационной песочницей». Так описывают не только масштаб проекта, но и специальные, комфортные условия его реализации.

Одна из важных задач РВК – показать людям с перспективными идеями, что есть возможность заработать на науке. Людям с научно-техническими компетенциями необходимо получить навыки построения бизнес-плана, маркетинговой стратегии, линии защиты интеллектуальной собственности, узнать об инструментах государственной поддержки, поиске потенциальных партнеров и заказчиков.

Если тезисно отвечать на вопрос, что делать будущим предпринимателям из научной среды, можно дать следующие советы:

  • Пробуйте разные стратегии. Всегда сложно сделать первый шаг, но нужно помнить, что сфера инноваций дает большую свободу в выборе разных карьерных и жизненных траекторий, предоставляя возможность использовать прежде всего интеллектуальный и креативный потенциал. Можно стать собственником бизнеса, войти в команду существующего стартапа в качестве сотрудника или консультанта, стать отраслевым экспертом для инвесторов и стартапов.
  • Ищите свою команду. Успех бизнеса – это всегда командный результат. Независимо от того, являетесь ли Вы лидером или присоединяетесь к существующей команде, важно найти своих единомышленников и четко договориться о зонах ответственности на берегу.
  • Умейте брать ответственность. Некоторые ученые, пытающиеся стать предпринимателями, живут в концепции «все мне должны за то, что я решился на такой ответственный шаг» и неудачи воспринимают как недостаток поддержки со стороны окружающих. На самом деле предпринимательская культура предполагает высокий уровень личностной зрелости и ответственности, до которого нужно дорасти.
  • Будьте лучшим экспертом в своей теме. Мы часто видим проекты, которые позиционируются как уникальные и не имеющие аналогов в мире. Однако это убеждение иногда основано на устаревшей информации. Сегодня отрасли меняются очень быстро, каждый день появляются новые стартапы. В то же время мир становится все более и более информационно прозрачным и следить за тем, что происходит в тех или иных отраслях, становится все проще. Обращайте внимание на больших игроков своей сферы. Компании из Кремниевой долины масштаба IBM регулярно проводят технологические советы, где совместно со стартапами обсуждают технологии будущего и включают перспективные разработки в долгосрочный стратегический план.
  • Общайтесь. Умение кооперироваться и взаимодействовать с людьми – это действительно важно. «Нетворкинг в коворкинге» может быть и стал мемом, но общение в неформальной обстановке с коллегами поможет вам развиваться. Общение как минимум необходимо для того, чтобы быть в курсе существующих трендов.
  • Учитесь. Технологической экспертизы недостаточно для грамотного ведения бизнеса. Этот факт зачастую игнорируется. При этом получение бизнес-навыков не всегда предполагает плату. В России действует несколько десятков региональных стартап-школ, а также проводятся бизнес-интенсивы.
  • Становитесь частью сообщества. Если проект перспективен, достаточно попасть на радары ключевых участников сообщества, чтобы тебя заметили и помогали развиваться.

Материалы по теме:

25 стартапов 2016 года, которые могут стать миллиардерами

Скоро каждый сможет создать собственную нейросеть

Как стартапы могут использовать данные, чтобы стать умнее

Как венчурный инвестор видит рынок виртуальной и дополненной реальности

Я превратил двухнедельную подработку в успешный стартап

Британский подросток заработал £48 тысяч, давая имена китайским детям

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Про другие виды рассылок можно узнать в разделе ПОДПИСКА

Источник: https://rb.ru/opinion/vremya-nauchnyh/

Хождение по наукам: как заработать молодому ученому

Научные Исследования За Деньги

Россия по-прежнему остается одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам занятости в науке. Тем не менее эксперты отмечают сокращение доли исследователей.

А ученые подмечают, что молодежь неохотно выбирает эту стезю и не всегда из-за того, что считает ее низкооплачиваемой.

Какие тренды диктует современная наука, как пробивают себе дорогу молодые инноваторы и можно ли сейчас в России зарабатывать мозгами — в материале «Известий».

Одним пальцем

Вечер четверга. В библиотеке Омского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук собираются молодые ученые, победители программы «УМНИК», созданной Фондом содействия инновациям.

Выбрать лучшие проекты в нынешнем сезоне было нелегко. На региональный конкурс поступило более 60 заявок, лучшими стали 15 человек, которые получат по 500 тыс.

рублей на реализацию своих инновационных проектов.

Один из победителей, аспирант Омского государственного политехнического университета Артемий Кабанов, создает программно-аппаратный комплекс для сбора и фильтрации сигналов управления протезами.

— Идея заключается в том, чтобы разработать систему, которая будет определять паттерны движения руки. Значительная часть существующих протезов, к сожалению, не позволяет делать большое количество движений под желание пользователя, — говорит Артемий.

— С помощью моей разработки можно будет сгруппировать определенные наборы движений, как минимум два основных, — открытие и закрытие кисти руки, сжатие и разжатие. В зависимости от проведенных исследований, результатов, от которых можно оттолкнуться, решим, какие типы движений добавим еще.

Самым идеальным вариантом было бы выделение паттерна пальца.

Пока, как утверждает Артемий, никто не создал протез, который выделял бы каждый палец, — вся проблема в особом построении мышц на руке. Поэтому определить, каким пальцем человек хочет пошевелить, какой поднять, сложно. Итогом долгой работы должна стать небольшая плата размером с мобильный телефон. В ней будет аппаратная часть и программа, также написанная молодым ученым.

Корпорации двигают инновации

Артемий Кабанов приехал в Омск из Казахстана, признается, что целенаправленно, — чтобы поступить в вуз и остаться в России.

— Первая статья была опубликована на первом курсе. Для меня, как человека, только что окончившего школу, конечно, это стало событием, — рассказывает он.

В какой-то момент студент понял, что подобная научная активность вполне позволяет выжить. В то время перед Артемием стоял выбор — либо искать подработку, трудясь официантом или барменом в кафе, либо идти по научной стезе, учась на отлично. Выбор был сделан в пользу науки.

omgtu.ru

Артемий Кабанов

— Стипендия была неплохой, и я мог позволить себе жить, не думая о дополнительных доходах, — вспоминает ученый.

Представитель Фонда содействия инновациям, доктор экономических наук Виталий Алещенко считает, что очень важно рассказать подрастающему поколению ученых о современных трендах, которые в наши дни смещаются в сторону интересов крупных корпораций. На руку отечественным инноваторам сыграли и санкции — бизнес нуждается в собственных разработках.

— Тренд, когда ученый что-то изобрел и ищет, кому бы это продать, прошел. Сейчас к нам обращаются крупные корпорации, говоря: нужен такой-то продукт, пожалуйста, предлагайте свои проекты, — объясняет Виталий Алещенко. — И мы «умников» ориентируем именно на это. Потому что, если они будут работать под конкретные задачи, создавая конкретный продукт, он будет востребован и его точно купят.

Наука конкурирует за людей

Эксперты из Института статистических исследований и экономики знаний НИУ «Высшая школа экономики» отмечают: несмотря на то что Россия остается одним из мировых лидеров по абсолютным масштабам занятости в науке, уступая лишь Китаю, США и Японии, численность исследователей снижается. В 2017 году она составляла 359,8 тыс. человек (на 2,9% ниже по сравнению с предыдущим годом). За период с 2008 года численность снизилась на 4,3%, сокращаясь в среднем на 0,5% в год.

— Многие подходы советского времени к привлечению молодежи в науку сохранились. Например, в регионах, в том числе в Омской области, до сих пор действует мощная система кружков по математике.

Повсюду есть сильные школы, которые готовят олимпиадников, поступающих потом в лучшие вузы страны, — поясняет доктор физико-математических наук, директор физтех-школы прикладной математики и информатики, профессор Андрей Райгородский. — Но, конечно, есть и различия.

В советское время люди росли от младшего до главного научного сотрудника, получая прибавку с каждой новой ступенью. Сейчас определенности и предсказуемости стало меньше, но появилась возможность хорошо зарабатывать, не дожидаясь повышений.

Для молодых ученых теперь нет никаких границ. Они сами формируют свой доход из университетских надбавок, грантов и участия в коммерческих проектах.

Удержание молодых кадров в науке стало одной из тем на прошедшем не так давно Красноярском экономическом форуме. По словам заместителя министра науки и высшего образования России Григория Трубникова, в ближайшие пять-шесть лет государство в рамках нацпроекта «Наука» вложит примерно полтриллиона рублей в науку и университеты.

— Университеты в любом городе — это главный драйвер, который может быстро изменить окружающую действительность и создать комфортную городскую среду, — отметил Трубников.

Эксперты Института статистических исследований и экономики знаний полагают, что предпринимаемые в последние годы меры по привлечению и закреплению молодежи в научно-технической сфере, в том числе поддержка молодых кандидатов и докторов наук, способствовали росту этой когорты ученых. Сейчас самую многочисленную возрастную группу исследователей (91,4 тыс. человек) составляют молодые люди в возрасте от 30 до 39 лет. За 2006–2017 годы их численность выросла в 1,8 раза (с 13,1 до 25,4%).

—Имеется и дальнейший потенциал роста — доля исследователей в возрасте до 29 лет увеличилась на 1,4 процентных пункта и в 2017 году составила примерно пятую часть (18,4%) исследовательского корпуса страны, — говорится в исследовании института.

Вместе с тем научная карьера пока менее привлекательна для учащейся молодежи, лишь десятая часть студентов ставит себе такую цель.

— Сегодня привлечь молодежь в науку сложнее, чем во времена СССР, потому что, во-первых, идет конкуренция с другими благами за человека — наука конкурирует за людей, во-вторых, у молодых людей нет сильной мотивации для занятия наукой ни в обществе в целом, ни в социальном плане, ни во внутренней политике — отсутствуют амбициозные научные цели, — считает ученый, лауреат Государственной премии СССР, кандидат физико-математических наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ Евгений Палкин.

— Сейчас сложился дисбаланс, когда интерес и потребность в отечественных инновациях в обществе велики, и вроде бы есть человеческий ресурс для его реализации, а базовых идей, того фундамента, на котором растет инноваторство, нет, — считает доктор биологических наук, профессор МГУ, завлаборатории геномики и эпигеномики ФИЦ Биотехнологии РАН, и.о.

декана медико-биологического факультета РНИМУ им Н. И. Пирогова Егор Прохорчук. — В фундаментальную науку молодежь с каждым годом идет всё менее и менее охотно, и дело даже не в финансах. Причина в исходной точке: нет заложенной с детства и поддержанной социумом потребности в созидании.

Ведь созидание — это тяжкий труд, разочарования, неудачи, упорство, новые попытки, страхи и сомнения… Сейчас это не в моде. Инноватор же не открывает завесу над бездной непознанного, он применяет уже сгенерированное знание к востребованным областям жизнедеятельности человека. Нужно ли это? Архинужно! Важно ли это для прогресса? Архиважно.

Но все инновации растут на гумусе фундаментального знания и заранее подготовленных кадров, а он должен генерироваться непрерывно и в огромных масштабах, чтобы идей и кадров хватило на всех.

Новая тектоническая подвижка, вероятно, случится при освобождении серьезных человеческих ресурсов благодаря переходу экономики к системам искусственного интеллекта. Искусственный интеллект может многое, но не может созидать нечто большее, чем он сам является.

Поэтому освобожденное творческое начало в виде хорошо образованных офисных работников, служащих, клерков может быть использовано для нашего созидательного рывка. Интеграция этих людей в процессы генерации нового знания будет зависеть от способности образовательной инфраструктуры всех уровней перейти на воспитание созидателей.

Дотянуться до звезд

Но ученые-практики призывают не драматизировать ситуацию, ведь процент тех, кто готов посвятить себя науке, был во все времена не очень высок.

— Молодым специалистам, занимающимся наукой, очень важно иметь возможность реализовать свои идеи, участвовать в перспективных разработках и проектах.

В научной работе приходится сталкиваться с целым рядом трудностей, например, поиск грантов и их получение, формирование научного коллектива для решения задач, поиск оборудования, материалов, помещений и многое другое, не говоря уж о трудностях с самой научной работой, — говорит руководитель СКБ «Робототехника» Московского института электронной техники (МИЭТ), преподаватель Института нано- и микросистемной техники МИЭТ Станислав Шепелев. — Можно рассматривать возможность работы за рубежом, но и там реализовать себя в научной сфере непросто. Для себя я выбрал путь работы в российской науке, так как хочу приносить пользу, развивать научный потенциал и готовить молодых специалистов именно для своей страны.

Хотя по наблюдениям его старшего коллеги Олега Бартунова, научного сотрудника Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга, в советский период желающих заняться наукой было больше. Всё из-за того, что в современной России молодые люди в первую очередь должны обеспечить себя.

Стипендия не покрывает возрастающие расходы, а богатые родители есть не у всех.

Наука, по мнению ученого, в наши дни становится грантовой, быстрой, командной, так как время увлеченных одиночек прошло, идет мощнейшая специализация, а многие открытия происходят на стыке науки и информационных технологий.

— В России положение науки нестабильно, поэтому многие действительно уезжают из страны за перспективами и возможностями, — говорит Бартунов.

— В 1980-х я сам, вдохновленный идеей астрофизика Владимира Липунова о том, что каждые две секунды должна вспыхивать сверхновая звезда, написал программу, которая позволяла бы гарантированно в месяц открывать по одной сверхновой. Но, к сожалению, у нас в то время не было технологий автоматизации наблюдений через телескопы.

И через несколько лет это же открытие было сделано в Беркли, США. Так что современная наука сильно поменялась, но новейшие технологии, в том числе у нас в стране, открывают большие перспективы, и в наших силах научиться извлекать истинные знания.

Источник: https://iz.ru/868703/viktoriia-strelnikova/khozhdenie-po-naukam-kak-zarabotat-molodomu-uchenomu

6 легальных способов заработать на собственном теле

Научные Исследования За Деньги

Не самый прибыльный, но очень полезный вариант. Донорская кровь помогает спасать жизни людей. Так что не обязательно надевать плащ и маску ради героических поступков — достаточно закатать рукав.

Сколько можно заработать

Кровь можно сдавать на безвозмездной основе или за деньги. Государство готово платить за донорство в одном из этих случаев:

  • У вас редкий фенотип крови, установленный при предыдущих сдачах.
  • У вас в крови нет определённых антигенов эритроцитов.
  • Вы можете быть допущены к сдаче плазмы, тромбоцитов, эритроцитов, лейкоцитов методом афереза.

В первых двух случаях вам заплатят 8% от величины прожиточного минимума трудоспособного населения в регионе — около 930 рублей. За донации методом афереза можно получить от 15 до 45% — это примерно 1,8–5,2 тысячи.

Возмездное донорство не очень приветствуется, так как может привлечь нежелательных людей, которые ради наживы будут скрывать истинное состояние здоровья.

Кроме того, такой важный для жизни компонент, как кровь, не должен становиться товаром. Поэтому, если вы сдаёте её за деньги, никаких льгот и компенсаций вам не положено.

Если же вы не претендуете на оплату, то можете рассчитывать на некоторые преимущества.

Обед или его компенсация

Чтобы восстановить силы после сдачи крови, донору положен обед за счёт учреждения. В некоторых случаях — при проведении процедуры в мобильных комплексах или по письменному заявлению донора — его заменяют выплатой в размере не менее 5% от прожиточного минимума трудоспособного населения в регионе.

Кроме того, субъект может установить дополнительную компенсацию донорам, но из-за недофинансирования бюджета делают так не везде.

В Москве это 4 080 рублей за сдачу 450 мл крови, 3 600 рублей — за 600 мл плазмы, 5 670 рублей — за донацию тромбоцитов, 6 000 — эритроцитов. Дополнительная компенсация в Санкт-Петербурге составляет 544 рубля.

В Свердловской области готовы заплатить 2 000 донорам, которые в течение года сдали кровь или её компоненты трижды.

Выходные

Донор освобождается от работы в день сдачи крови и имеет право на дополнительный день отдыха. По договорённости с работодателем эти выходные можно перенести или присоединить к отпуску.

За дни отдыха начисляется средняя заработная плата — как за отпускные. Так что вы получаете хоть и косвенный, но доход.

Ежегодные выплаты

Почётные доноры могут претендовать на ежегодную выплату от государства. В 2019 году её размер составляет 14 145,98 рубля.

Чтобы стать почётным донором, нужно пойти по одному из следующих сценариев и безвозмездно сдать:

  • кровь 40 раз;
  • плазму 60 раз;
  • кровь от 25 раз и «добить» донорство до 40 раз плазмой;
  • кровь до 25 раз, но тогда плазмой придётся добирать общее количество сдач до 60 раз.

Как стать донором

Сдавать кровь может совершеннолетний человек с весом более 50 килограмм без хронических и заразных заболеваний. Есть и временные ограничения для донорства. В их числе:

  • Беременность и кормление грудью — необходимо подождать год после родов или 3 месяца после окончания лактации.
  • Менструация — 5 дней.
  • Удаление зуба — 10 дней.
  • Нанесение татуировки, пирсинг или лечение иглоукалыванием — 1 год.
  • Ангина, грипп, ОРВИ — 1 месяц с момента выздоровления.
  • Прививки — зависит от вида.
  • Приём алкоголя — 48 часов.

Чтобы сдать кровь, нужно обратиться на местную станцию переливания или принять участие в донорской акции.

Узнайте больше

Источник: https://Lifehacker.ru/zarabotok-na-sobstvennom-tele/

Нормы и акты
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: